Стая товарищей

Дополнение к произведению: 
Категория дополнения: 
Критика

Стая товарищей

 

…Идёт война. По всем признакам – война революционно-освободительная. По законам жанра, Автор показывает лишь один эпизод, точнее, прослеживает судьбу лишь ограниченного числа персонажей. Читателям легко отдать симпатии «красным» и «зелёным» борцам с «Альянсом»: они благородны и стойки, их помыслы человечны, а дела говорят сами за себя. Очень удачно то, что Автор не расписывает «образ врага» подробно, а точнее – отказывает бойцам Альянса в персонификации. Для читателя они безликая враждебная масса, своего рода «вселенское зло» под чёрными знамёнами. Читатель знает лишь, что это прислужники капитала и ему достаточно. Такая же удачная мысль – провести линию своего рода «зоологических сравнений» животных с  персонажами. Мы встречаем эпитеты вроде «псы Альянса», «та же саранча», «Человеку негоже превращаться в гиену». И, конечно же, удачен собственно образ Красного волка, путеводной нитью соединяющий истории персонажей,  а затем активно включающийся в действие в эпизоде с антагонистом.

   По сюжету рассказ прост: борьба добра со злом, преодоление невзгод и нравственный выбор, обеспечивающий итоговую победу. Эпизоды голода и трудных переходов демонстрируют нам рост гуманизма, приближение к идеалу  положительных героев и падение слабейшего из них ниже животного уровня. Фабула и персонажи тоже незатейливы. Есть главный герой (Сергей), который, по-видимому, является предводителем «Красных». Есть почти равнозначный ему персонаж (дядя Стёпа), который служит для объединения  детских воспоминаний Сергея с образом волка и выполняет сюжетную функцию «Помощника главного героя», иногда почти заслоняя товарища. Есть героиня (Виктория), которая одновременно «муза» Степана и так называемый «Технический персонаж», чья роль – в обретении некоего  предмета, важного для  развития сюжета.  Есть «классический Антагонист» главного героя, моральное падение и физическую гибель которого можно предсказать ещё при описании внешности.

   Нельзя сказать, что герои Автору не удались, однако они весьма схематичны, и «раскрашены» однотонно. Так, Сергей описан в следующих выражениях: «вскочил на ноги, распрямил могучую двухметровую фигуру. Голубые глаза его сверкнули». На языке вертится: «Истинный ариец. Характер нордический, твёрдый». Или Степан: «Седой старик поднял на Сергея зелёные глаза». Учитывая, что он один из «Зелёных», ничуть не удивился этому! Кроме того, постоянно маячил образ «дяди Стёпы милиционера» из далёкого детства, заслонявшиё персонажа и мешавший сосредоточиться на нём подробнее. А вот Павел: «человечек с блестящей лысиной, рыжие сальные волосы извивались на затылке, маленькие чёрные глазки – метались». Ну, чем не Мефистофель из оперы…Не надо штампов, уважаемый Автор! Вы прекрасно обходитесь собственными образами. Не стесняйтесь творить!  Вот образ Виктории – ничего, кроме спиц в причёске, но как запоминается – именно деталью.

    Сильные стороны рассказа – в демонстрации гуманистических идеалов Автора, в цельных и достаточно убедительных образах героев и вере в конечную победу, ведь неспроста имя Виктория так перекликается с известной фразой Че Гевары: «Hasta la Victoria siempre!»…Но теперь о грустном. Во-первых, это грамотность. В самом деле, никак не могу понять тех Авторов, кто пренебрегает компьютерной программой правки текста: неужели так сложно?! Или отдать благожелательному товарищу или родственнику, являющемуся специалистом в языке – учителю русского, профессиональному журналисту (из предыдущей эпохи, понятное дело!), хотя бы студенту-филологу. Досадно видеть неплохой замысел в неподобающем исполнении. Недостаток запятых перед «что» и «чтобы» - это самое простое, компьютер справится, но вот речевые проблемы…

 

«На Совете приняли решение идти на врага наступлением», а надо бы «идти в наступление на врага» или просто «приняли решение наступать». Далее:  «Враг наступал. Когда его удалось разбить, воины взялись ворошить лагерь», а грамотнее: «Наступавшего врага удалось разбить. После этого воины начали осматривать (или – обыскивать) лагерь». Здесь «ворошить» воспринимается в смысле «переворачивать», что для поиска вещи годится, но в контексте обыска лагеря явно неуместно. Таких недочётов многовато, но закончу этим: «Когда он обработал товарищам раны, те не только мгновенно выздоровели, но и вернулась к ним юность. Потом тронулись в путь». Мне кажется более подходящим такой вариант: «Степан обработал раны эликсиром. К товарищам мгновенно вернулись не только здоровье, но и юность. Можно было отправляться в дальнейший путь»…Но это пустяки! Речь можно тренировать, одновременно  грамотность и стилистику. Главное, у Вас есть собственное вИдение того, КАК излагать волнующие  мысли и чувства.

   Однако вот что мне кажется ошибочным. Заметное место в рассказе уделено «чудотворному эликсиру», намёкам на «инопланетный разум» и «внеземные технологии», даже легендарную Шамбалу. Прошу понять меня правильно, я «за» фантастические допущения в любом виде. Пусть фантастический  рассказ будет в любом жанре – НФ, фэнтези, утопии либо антиутопии – не важно! Важно, что Автор как бы задаёт читателям планку собственного уровня понимания описываемых процессов. При том подходе, который уже упоминал в разборе других рассказов (применявшийся в древнегреческом театре «Бог из машины»), читателю не демонстрируют иных возможностей изменения обстановки, кроме вмешательства «чудесных сил».  Думаю, автор неосознанно поддаётся «магическому свету луны», который упомянут дважды, в одинаковых выражениях. Если без шуток, то настораживают ещё и библейские аллюзии. Вот «акрид» Автор вспомнил (пища отшельников в пустыне, в том числе Иоанна Предтечи, да и самого Иисуса), вероятно, желая усилить впечатление от суровости испытаний. А уж крик «Пал капитал, пал! Пала великая блудница!» откровенно заимствован из «Апокалипсиса» апостола Иоанна (там, правда, «Вавилон» упоминается)… Неорганичны эти мифологические включения, режут глаз и заставляют задуматься: если в рядах положительных героев Автор выводит христиан, то где же, на чьей стороне представители остальных конфессий? Надеюсь, религиозной войны Автор не подразумевал? Да и вообще, странно для произведения на тему коммунистического будущего (хотя бы и в форме борьбы) видеть неатеистические  вариации духовной жизни. Вот этот пассаж Автора я принять никак не могу, извините. Тем не менее, рассказ обладает достаточным потенциалом для выхода в финал и борьбы за призовое место. Желаю удачи!

+1
0
-1