Земной полет

Игра №1. Субъектность и управление будущим.

Итак, как я уже рассказал, наш товарищ Анта исчез. Только в процессе работы над восстановлением КУБа, я опять вернулся к деталям воспоминаний и могу утверждать, что Анта не просто исчез, а вспыхнул как сверхновая, только свет был за гранью обычного восприятия глаза, а тем более вебкамер, поэтому догадаться можно было только по косвенным признакам.
Это его изумление перешедшее в особенный восторг, пережившему который кому либо однажды уже нельзя ни с чем спутать. Я узнал это чувство, и оно подняло во мне цепочку воспоминаний о нашей первой встрече, когда списавшись по мейлу и наконец встретившись на квартире  соратника по интернету, мы вышли покурить на балкон. Глядя с высоты на панораму города и заходящего в дали Солнца, Анта как то по особенному произнес:
- У тебя никогда не возникало желания расправить руки как крылья и полететь?
Последовавшая пауза особенно подчеркнула возвышенное спокойствие его голоса и одновременно тревожное ожидание моего ответа. Откуда он узнал о моих снах, в которых столь ясно я ощущал выталкивающую вверх силу и сопровождающий полет восторг, аналогов которого нет ни в одной из радостей окружающей жизни? Видимо мысль через особенную вспышку глаз, минуя сознание, по собственной прихоти передалось от меня ему. Это чувство полета вслед прекрасному виду с балкона. И на вопрос Анты, я ответил:
- Конечно!
Но тут нас позвали в комнату и круговерть обычных разговоров  свернула  от опасной темы.
Однако при расставании, Анта отвел меня в сторону и еще раз убедился, что чувство полета мне знакомо.  Далее вспрыгивая на подножку уходящего трамвая, уже нисколько не стесняясь офигевшей публики, ураганным голосом прокричал:
- Таких как ты - единицы на тысячи! Обязательно позвони мне! Обязательно!.
Я конечно не устоял перед любопытством и позвонил, после чего началась череда наших  встреч и умопомрачительных бесед, по истечении которых, я как после похмелья едва встраивался в прежний поток повседневной суеты.
Он посвятил меня в свои исследования по  левитации.  Как то  за беседой я вдруг почувствовал, как протянутая к чашке чая рука раздувается.  Однако внешний вид оставался прежним, хотя чувственно объем руки непропорционально расширялся, и мне стоило больших усилий подавить ускоряющееся разбухание кисти.  Анта рассмеялся:
 -  Не пугайся, в тебе много энергии, я лишь чуток ее проявил. Главное, что ты смог себя контролировать.
На мое недоумение он продолжил:
- Ты слышал такое выражение - летать от счастья?  Это не оборот речи. На самом деле это та реальность, которую наше сознание не принимает и переписывает. Так же как ты сейчас  видишь свою руку в прежних размерах, вопреки ощущениям. Человек действительно от радости становится легче, и чем радость больше, тем выше он воспаряет  как накачанный гелием шарик.
 Потом мы долго смеялись, вспоминая сцены "Футурологического конгресса" Станислава  Лема, в котором сознание уважаемого собрания, под влиянием распыленных наркотиков так же подменяла плачевную реальность  на  самую респектабельную.
На следующей встрече, после упоминаний о левитации в  библейских историях и жития святых, он вдруг помрачнел:
- Прости меня.
Я удивился:
- Конечно, но за что?
- Я мог тебя случайно убить. Но ты справился. Дело в том, что из последних моих раскопок выяснилось, что шаманы предупреждали об опасности опытов с левитацией. Без понимания и навыков, легко можно закончить самовозгоранием.
Анта далее пересказал некогда им прочитанный  фантастический рассказ об исчезнувшем молодом человеке. Тот так же погрузился в счастье единения с природой , растянувшись на траве, и исчез в яркой вспышке улетающей на небо звезды.

На последней встрече Анта успел показать мне свой "земной полет", когда :спрятав финку за спиной на поясе, после упоминания противостояния Кастанеды дикому тигру, сказал:
- Идем!
 И мы вышли в вечерний город . Прошлись  по самым злачным и преступным его закоулкам играючи, врываясь на случайно подвернувшиеся собрания и произвольно меняя маршруты, вплоть до посещения случайных квартир и притонов преступных группировок. Все было как в игровой учебной программе "матрицы", где он останавливал понравившихся нам случайных прохожих и листал их перед моими глазами как раскрытые книги, произвольно взятые с библиотечных полок. Причем прохожие, судя по всему, хоть и были в некотором замешательстве, но оставались довольны, как те же старые брошюры, с которых наконец-то стряхнули пыль.
 
И вот он исчез.
Говорят - лучшие уходят.  Нет, их забирают.
Я еще раз съездил и выяснил у следователя, что на месте его исчезновения осталось  немного пепла.  
Как я и предполагал, Анта не справившийся с счастьем увиденного в мониторе, и сопутствующим феноменом левитации -  вспыхнул.  Перешел с одного плана бытия на другой.  Не даром наши предки трупы сжигали, а не закапывали.  Добрасывали остатки энергии вслед за усопшим на небо, потому что именно туда и уходили.  А сейчас?

В полной прострации от потери, ход моих мыслей остановился. И в продолжавшейся довольно долго сгущающейся тишине, бессмысленно уставившись в потолок,  вдруг стал замечать  их бег. Да-да, неких мыслей, но со стороны. Я уже не вникал в их содержание, а просто рассматривал со стороны. И представьте себе, они выглядели почти как люди!  Но их я видел первые два дня, затем стал различать, что некоторые были весьма уродливы, и даже скорее выглядели животными и рептилиями.  За неделю  я настолько усилил свой плацдарм наблюдения, что даже стал чуть-чуть думать так скрытно, что основной поток проходящих мимо этого мыслей, не нападал на меня. И вот я встал и пошел за потоком мыслей.
Ландшафт вокруг приобретал все более насыщенный и яркий цвет, контрастность была все жестче, а переходы тонов столь очаровательны и в тоже время пугающие, что так же намекали на свою самостоятельную суть, свой космос. Я поднимался все выше, и глубина оттенков теперь позволяла видеть особенности их заполнявших существ. Так я поднялся до предместий великого града. Я вдруг понял, что город и есть тот источник мыслей, откуда они приходят и куда уходят. Красота его башень  была ослепительна, и этот блеск и тяжесть приближения к нему меня столь утомили, что я поневоле увел взгляд и путь свой в сторону полутонов, где увидел подобие площадки для отдыха путников. Из беседки, овитой виноградной лозой и плющом раздавался шум. Там во главе стола сидел старик с густой бородой и контрастно яркими огоньками глаз, которые в моем направлении блеснули хитринкой, хотя я точно знал, что для всех оставался не видим. Его окружали странного вида  путники в состоянии азарта. Тут явно шел спор вокруг образа в центре стола, который обновлял  косматый старик. Я разглядел в центре образа мальчика, с каким то, мне отдаленно знакомым лицом, и последовавшую фантасмагорию разрушения зеркального зала в котором он находился. После ряда восклицаний похожих на возражения, самый близкий ко мне путник что-то потребовал, подняв в руке геометрическую фигуру правильной формы. На это, прежде грозный старик, с посветлевшими молодыми улыбающимися глазами стал быстро откатывать образы назад, пока не был остановлен одобрительным возгласом окружающих. Я еще придвинулся ближе к столу и увидел в нем нас! Меня и Анту на балконе!
Мысли во мне взорвались. С остатками самоконтроля  я выбил из рук игрока многомерный куб, и тут все окружающие ринулись на меня. Силы окончательно иссякли. Проваливаясь в бездну, я летел сквозь  скопления света, галактик, звезд, Солнце, Землю и наконец, обнаружил себя лежащего в комнате сопровождаемый отблеском света падающей звезды. Рядом ударился об пол додэкаэдр, выпавший из моей руки. Вспыхнула на некоторое время надпись "Игра №1: Субъектность и управление будущим" и через несколько секунд свечение и пятиугольный КУБ исчезают, сознание окончательно возвращается.  
Уже вечер. Звонок.
- Алло, я слушаю.
- Это я, ты что забыл, что сегодня нас ждут на вечеринке?
- Ну-у-у, ты знаешь:
- Никаких ну! Мы тебя ждем! Всё!
Раздались гудки брошенной трубки. Я оглядываюсь и понимаю, что все-таки нужно хоть немного отвлечься. Собираюсь, и вот мы в клубе. После дежурных приветствий  сажусь в стороне и отдаюсь музыке. Вокруг  мелькают разобщенные веселые и полуглупые лица. Расцветающие, упивающиеся своей нежностью с примесью самодовольства улыбки.  Душою я уношусь из этого мира, поддаваясь музыке, глазами - остаюсь наблюдателем. Мир, как грустная трагедия, или комедия. Человеческий ум, который может ворочать горы - потерян. Осталась только безумная, веселая жизнь, после которой у меня появилась глубокая грусть. Наконец заканчивается музыкальный трек, а я как будто этого не чувствую. Встаю, и не торопясь, раскачиваясь,  направляюсь к выходу. Кто-то посмотрел на меня удивленными глазами, кто-то не обратил внимания. И позади себя я слышу неприязненную насмешку:  "что он тут из себя строит".
Но я этого почти не слышу, от нарастающей боли видеть окружающую бессмысленную суету. Ускоряю шаг, затем бегу и наконец, попадаю в свою квартиру. Достаю обычную тетрадь и ручку и начинаю писать:
Мысль - неизученная форма жизни. Однажды родившись, она будет мучить владельца, и если тот не сможет ее взрастить, то вынужден будет ею поделиться, то есть пересадить на более плодотворную почву. Идеи живут независимо от тебя и в твоем неосторожном слове или даже взгляде, перепрыгнув в другие умы, найдет себе воплощение сама.
Так мысли как отдельные существа, собираясь в смыслы, организовали нашу с Антой встречу.  Мысли собираются в свои города - смыслы, или для нас те же идеологии, и у них своя борьба и понимание взаимоотношений с человечеством.
Люди в слепоте своей выступают батарейками самостоятельной жизни мыслей, которые как в "матрице", истощают человечество, нарушая равновесие, ведя к очередной ее перезагрузке.
Что делать? Убить мысль в себе? Но так мы прекращаем быть людьми, ведь только мышление нас и выделяет из окружающего мира животных.
Чтобы избежать очередной перезагрузки "матрицы" нам надо переходить к новому этапу эволюции - соединить в пределах одного плана миры, для перехода в следующую мерность, а соответственно для перехода в мир вышний, позволяющий проникать во все эти планы бытия. Отображения высшего плана разбросаны по сети. Например:  "Литературный атлас мира". И если на этом атласе появится островок "смысловой литературы", то она и станет пристанью кораблей мечты и портом ноо-флота эволюционирующего человечества.
Особенно меня заинтересовал так и недостигнутый мной город. Остатки его отображения собраны в нашем гиперъузле - "Городе  Солнца".  Наша задача его восстановить.
Высший "Город Солнца" - отображается во всех нижних мирах. Властные мысли из тамошней элиты, путешествуют по мирам в виде сказочных образов, а в наше время - в виде НЛО.
Но и на Солнце возникают пятна! Вторжение тени влечет ее активацию во всех нижних мирах, включая внутренний мир каждого. И в этой игре света и тени, вместо технической жертвы, мы при пробуждении сразу перейдем  к состоянию игрока на всех досках партии. Мы начинаем игру с собственного "я" и восходя до высшего "я" - "Аз". До "Аз'гарда" - обновляющего нашими голосами высший образ "Города солнца"..

И хоть я после падения в бездну у стен великого града остался жив, выбитый мной "КУБ" упал рядом. А значит, участвуя в войне смыслов там, я вынужден так же сделать ход, чтоб не потерять себя и открывшийся наверх путь.  Приглашаю всех, кому тесно здесь, кого не устраивают предлагаемые окружающим социумом роли и правила, кто летал во сне, пробудиться в текущей реальности, которая для нас стала уже сном и так же вступить в ИГРУ!
Мой ход - 7 ноября.
Идеи играют нами? Что ж, тогда мы сыграем ими на КУБ-тв!
Готовьтесь! Ваш ход следующий.

Сбор на палубе киберавианосца для выхода в океан ноосферы, где от нашего островка "смысловой литературы", собирая по пути всех утопающих в безумии, мы достигнем континента мечты. А там в последнем броске ворвемся в Град, который своим светом преобразует все вокруг в то будущее, каким оно должно быть!

 

+1
+1
-1