Чтец сознания

Категория:
Игровая площадка/Масштаб:

I
Лабораторию освещал тусклый свет ламп, висящих на потолке, покрытом слоем густой пыли. Вокруг кружил бледный ночной мотылёк. Маленькая жизнь стремилась к свету, который пленял её одним своим существованием. Какая-то неведомая сила тянула её к нему, словно магнит. Стены, такие же белые, как и потолок, тоже были покрыты пылью.
Все вместе они уныло глядели на происходящее в кабинете, точно были наделены сознанием. Окно было открыто. Смотрящему в него открывался алый закат и фиолетовые облака, медленно плывущие по небосклону, напоминающему пожарище. Одна из кучевых туч заслонила собой диск луны. Казалось, тем самым она уберегла луну от нещадных лучей закатного солнца. В окно заглядывал резной клён. Можно было подумать, что ему любопытно узнать, что происходит внутри здания. Недаром кто-то из сотрудников как-то заметил, что на стволе клёна чётко видны глаза и губы, расплывающиеся в улыбке.
На земле блестели лужи, а в воздухе витал запах озона — всё указывало на то, что недавно прошёл дождь. На листьях клёна всё ещё сидели капельки воды. По мере того, как ветер колыхал ветви, они прыгали вниз. Оптимист мог бы сравнить данное явление с прыжком пловца, а пессимист — с самоубийством. На операционном столе лежало тело. При жизни это был рыжеволосый мужчина примерно тридцати лет. Его бездонные карие глаза блестели на свету. К телу был подключён аппарат, который в то же время был подключён к электронному устройству с экраном, стоявшему на письменном столе. За устройством сидела женщина в белом халате — она была учёным биологом в сфере когнитивной нейробиологии.
Звали её Джейн Брэдшоу. Светлые волосы Джейн были собраны в пучок. На уставшем белом лице проступали тёмные круги. Тонкие пальцы коснулись клавиатуры устройства. Джейн ввела в поиск слово «нож», и устройство выдало ей множество фраз по данному запросу. Какое-то время она изучала увиденное. В это же время её ассистент Ллойд Хопкинс периодически переключал кнопки на устройстве, связанном с предметом исследования.
Джейн улыбнулась, подняв голову к потолку. Зрачки её глаз сузились на свету. В одном из них лопнул сосуд и залил глазное яблоко кровью.
— Экспреримент прошёл успешно! — сказала она, куражась.
— Твои прогнозы сбылись? — с неподдельным удивлением и восторгом спросил Ллойд.
— Да!!! Моя гипотеза наконец подтвердилась! Ничто не исчезает из нашей памяти бесследно! Наш мозг
—это один большой архив! В нём хранится каждая фраза, сказанная нами при жизни!
— Значит, тебя ждет награда! — воскликнул Ллойд.
— Думаю, наверху не поскупятся! — ответила Джейн.
— Но это не главное! Ты представляешь, как с этой самой минуты начнёт меняться наш мир?!
— Даже представить себе не могу!
— Какой же это будет прорыв в криминалистике! Благодаря нам судмедэкспертиза выйдет на совершенно другой уровень! Полиции будет очень легко разобраться в том, кто виновен в убийстве! Таким образом, судебная система станет совершенней, а процент преступности уменьшится! Дойдёт до того, что люди и вовсе перестанут друг друга убивать!
— Охотно верю тебе. — ответил Ллойд, поправляя очки. — А сможем ли мы узнать, например, о чём когда-то думали известные поэты?
— К сожалению, как ты знаешь, для этого нужен мозг человека. Даже если его повредишь, всё дело пойдет насмарку. А когда перед нами на эксгумации лишь останки, ничего не выйдет.
— Да, Джейн, ну и глупость же я предположил.
— Ничего страшного, Ллойд. — ответила Брэдшоу. — Ты просто устал и слишком мало спишь. Надо же! Проспать всего четыре часа! Это же так вредно для здоровья! И очень негативно влияет на мозг!
— А всё-таки жаль, что пока нельзя проводить позднюю эксгумацию, — ответил Ллойд. — Можно было бы, например, установить как погиб двадцать пятый президент нашей страны: действительно ли это было самоубийство, или же его убили солдаты.
— Боюсь, что этого никто уже никогда не узнает.
В это время в кабинет зашла девушка. На свету блеснули её пепельные волосы.
— О, вот и Линда вернулась! — произнес Ллойд.
— Я что-то пропустила? — спросила Линда, второй ассистент Джейн Бредшоу, и улыбнулась, обнажив ряд белых зубов.
— Ты пропустила историю! — заявила Джейн со смехом.
— Ллойд, что она имеет ввиду? — спросила Линда. — Неужели наш эксперимент удался?!
Джейн позвала Линду к экрану.
— Смотри! — воскликнула она. — Помнишь нашу теорию о воспроизводстве памяти? Мой алгоритм оказался безупречным! Но без вас бы я не справилась!
— Ерунда! — бросила Линда. — Если бы не твои наработки в сфере когнитивного исследования, мы бы не смогли этого достичь!
Джейн напечатала на клавиатуре слово «счастье». Дисплей выдал список с бесчисленными миллионами мыслей, в которых упоминалось это слово.
— Напечатав слово «счастье», можно узнать, сколько раз это слово проскальзывало в мыслях этого человека при жизни. Запросы разделены на две категории. Первая категория — Альфа. В ней перечислены все моменты, когда он использовал это слово в нейтральном контексте. Например, когда читал книги и прочее. Вторая категория, Бета, являет собой те моменты, когда он именно размышлял о сути счастья, а не просто думал как о слове. В большей вероятности тогда он его и испытывал. Последняя категория, Гамма, самая сложная. В ней наблюдается движение подсознания. Это означает, что он ещё не успел подумать об этом, но, благодаря сенсорному восприятию, слова уже отложились в его памяти. По моим наблюдениям, категория Гамма часто связана с наиболее серьезными переживаниями в жизни человека, — сказала Джейн.
— Сенсация! — восторженно сказала Линда.
— Джейн считает, что с этого дня все изменится, — сказал Ллойд.
— Конечно, изменится! Мы ещё не представляем, какой величины мы провели исследование,— согласилась Линда. — Мы сейчас вернёмся. Как раз время небольшого перерыва.
Джейн зевнула. Очень хотелось спать.

II
Покойника, чьи мысли земной жизни теперь лежали у Брэдшоу и ее ассистентов, как на ладони, звали Ричард Энтони Плэксон. Он родился в семье хозяина бара и домохозяйки. Юный Дик окончил среднюю школу с трудом. Из данных, приведенных в электронном архиве, следует, что он от природы не отличался умственными способностями.
Единственное, что хорошо получилось у него в школе это спорт. Плэксон не мог мыслить критически, зато обладал невероятной физической силой, что и сыграло ключевую роль в его дальнейшей судьбе. В двадцать пять лет он связался с опасной сектой, а позже стал работать на нее. В один прекрасный день глава секты потребовал с Плэксона чтобы он «вышиб денег из кое-каких типов». Так, он выполнил это приказание, избив и ограбив троих человек. Одного из них ждал летальный исход. Глава секты был очень рад, что Бешеный Рич (теперь Плэксона звали именно так) блестяще справился с приказом. Через пять лет Бешеный Рич стал проффесиональным киллером и стал зарабатывать космические суммы денег.
Ходили слухи, что это именно он убил министра финансов, что в дальнейшем было подтверждено.
Он совершил терракт по заказу радикальной террористической группировки и получил за это сумму в несколько миллионов. Бешеный Рич очень долго разыскивался. За его голову была назначена награда. Каков был его мотив? Банальная жажда наживы? В юности он увлекся философией и четко решил, что его жизненная позиция состоит в том, что он волен делать то, что ему захочется. Нет добродетели без рассуждения и как это часто бывает с дураками в философии, он подумал:
«Всякий закон есть замок для моей свободы. В обществе четко принято считать, что свобода и вседозволенность это не одно и тоже, но ведь мораль — это выдумка человека, а свобода и вседозволенность отличаются лишь тем, что вседозволенность аморальна, но если мораль субъективна, значит ее не существует, следовательно это одно и тоже.»
Эта губительная философия окончательно сбила его с правильного пути. Ричард Плэксон несколько раз арестовывался и несколько раз бежал из тюрьмы. В конце концов он погиб в перестрелке с полицейскими во время погони, успев прихватить с собой на тот свет двоих стражей порядка. Ричард Плэксон был единственным ребенком в семье, а на момент его смерти никого из его родных уже не было в живых. Отец пристрастился к алкоголю и спился, а мать была смертельно ранена в аварии.
Никаких других родственников у Бешеного Рича не было.
— Да, ну и мерзкие же картины рисовало его воображение. — говорила Брэдшоу, глядя на экран.
— Наше изобретение может также выводить и все изображения, которые когда-то воспроизводились у него в голове. — Мы теперь видим его насквозь. На моменте его смерти картины и мысли обрываются.
Смерть все еще трансценсдентна для человеческого восприятия, как бы далеко не шла наука.
— Такой и будет. — ответил Ллойд.
— Будем работать с тем, что есть. — ответила Джейн.
— Это уже прогресс. — добавила Линда.
— Он не грабил с целью простой наживы.
Бесчеловечный гедонизм пожрал его сознание.
Опустившись до грабежа, он хвалился, что тем самым он позиционирует себя как человека свободного.
— Вот же придурок. — ответил Ллойд.
— И безумец. — вставила Линда.
— И еще кое-что. — сказала Джейн. — Он убийца министра финансов. Так оно и есть. Его наняла радикальная террористическая группировка. За это дело ему заплатили немалую сумму денег.
— Нужно будет срочно доложить об этом. Это произведет общественный резонанс! — сказал Ллойд.
— Меня сейчас стошнит. — сказала Джейн, не переставая смотреть на экран.
— Что же еще может быть в голове у криминального болвана? — задался риторическим вопросом Ллойд, крутя в руках шариковую ручку.
— А что может быть, то как раз и посмотрим. — Джейн улыбнулась. — Боюсь, что в данном случае не имеет смысла обвинять его в криминальной жизни. Если вскрыть память любого из нас, можно обнаружить ровным счетом тоже самое. Никто не застрахован от дурных мыслей.
— Да, неужели наша память являет собой одну большую свалку? — спросила с досадой Линда.
— К сожалению, а может и напротив, да. — ответила Джейн. — Ничего из памяти бесследно не уходит.
Когда рабочий день закончился, Джейн вернулась домой. Брэдшоу не переставала восхищаться своим открытием. Перед тем как уснуть, она думала о нем: «Неужели наш мир наконец-то преобразуется? Наш век будет веком майндридера. Точно! Отличное название! Назову его именно так! Майндридер — Чтец сознания! Человек может солгать. Он во всем субъективен, но эта машина! Она совершенна! Она беспристрастна и это делает ее искателем неискаженной истины! Никакой полиграф не сравнится с ним! Полиграф был способен лишь показать физическую реакцию, такую как волнение лжеца, но он ведь мог и ошибаться! Мало ли, почему подсудимый переживает? Подсудимый, виновен он или нет, не может не переживать. Теперь же все встанет на свои места. Память жертвы будет выносить беспощадный приговор убийце. Теперь преступник будет вынужден бояться мертвого больше чем живого! А значит будет стараться не убить, а оставить в живых. В нашем мире станет в разы меньше насилия, и это не может не радовать.
Чем меньше в мире насилия, тем более он прогрессивный. Добродетель и взаимопонимание есть прогресс. Там где их нет, всегда будет царить хаос.
Полная луна освещала комнату, в которой спала Джейн. Луна была яркой как прожектор. Брэдшоу встала чтобы задернуть шторы для создания полной темноты. На подоконнике стоял горшок с красными цветами пассиофлоры. Так Джейн внезапно подумалось, не забыла ли она полить его.
Вспомнив, что не забыла, она успокоилась. Окно комнаты было преоткрыто. Мимо окна пролетел серый мохнатый крылан. Куда же он направлялся? О чем думал? Джейн удалось невообразимое. Она смогла проникнуть в самые потаенные уголки человеческого сознания, но подключаясь к мозгу животного, майндридер не работал. Быть может для этого был нужен совсем другой алгоритм.
Маленькой дочурке Джейн Энн не спалось и она, пытаясь выбраться из кроватки, позвала на помощь маму.
— Что случилось, доченька? — спросила Джейн.
— Мама! Хочу к тебе! — сказала она. Ей было три года.
— Ну пойдем! — сказала она и взяла девочку на руки.
— Мамочка, спой мне песенку на ночь.
— А какую, милая?
— О шрекбреферах.
— Не шрекбреферы, а штрейкбрейхеры. Эта песня слишком бойкая. К тому она совсем не детская.
— А я уже большая.
— Тебе так только кажется, доченька.
— Ты же ничего не понимаешь из этой песни, милая.
— Но она мне все равно нравится!
— На ночь следует слушать спокойные песни.
— А какие?
— Например "У Мэри был ягненок».
— Спой мне тогда эту песенку, мама!
— Хорошо. — ответила Джейн и стала тихо петь. —
У Мэри был ягненок беленький как снег
Или черный, как зола. Это был секрет.
И куда б она ни шла, он за нею шел.
Взял однажды он и с нею в школьный класс пришел.
Это было против правил.
Дети в смехе с ним играли.
В школу он пришел.
Под тихую песенку дочь Джейн заснула. Темное небо напоминало бархатное полотно. Облака казались на его фоне почти прозрачными. Из открытого окна доносился стрекот сверчков, шелестящих в высокой траве. Эта была песнь тишины и ночи. Сверчок. Он маэстро тишины и покоя. Возможно он даже не знал зачем появился на этот свет, но люди видели в его стрекоте что-то чарующее. Когда кругом царила тишина, можно было услышать ее музыку и даже если ее нарушал какой-то резкий звук, она не прекращалась.
Джейн была матерью одиночкой. Нет, ее муж не был пьяницей, не попадал в катастрофу, с ним не случался сердечный приступ и ему не выпадала честь погибнуть в мировой войне. Но в тоже время между ними не было ссор и поводов для развода.
Он просто исчез. Вышел из дома и не вернулся, пропав без вести. Мэтью Брэдшоу таинственно испарился из жизни Джейн подобно призраку. С каждым годом надежда на то, что они смогут встретится, угасала. Мэтью нередко снился Джейн.
Тогда ей вдруг казалось, что он уже умер, но отгоняя сомнение, продолжала себя убеждать в том, что он вернется. Вскоре образ мужа стал постепенно стераться из ее памяти, становился более смутным, но она знала, что ничего из памяти уйти без следа не может.

III
Майндридер несколько раз был применен в криминалистике. Он действительно оказался необходим. В первый раз было выяснено кто был убийцей молодой девушки. Вся картина преступления разворачивалась перед полицией в своем подлинном виде без прикрас. Информация буквально подавалась стражам порядка на блюдце.
Полиции становилось известно все, начиная от имени и фамилии преступника и заканчивая тем, что думала о нем пострадавшая. Расследование сразу обернулось ловким разоблачением. В другой раз оглушительный успех нашел майндридера в деле об убийстве офицера военно-морского флота и пьяной поножовщине в частном доме на Ларри-Роуд в столице. Майндридер был лучше всякого следователя. Не имея чувств, он разил в переступивших через закон стрелой выступивших сведений метко, как самый первоклассный снайпер. Но к сожалению даже майндридер не всегда мог справиться с заданием. На то были довольно очевидные объектиыные причины. Да, порой и майндридер был поставлен в тупик.
Ключевым являлось то, что жертва должна была видеть свого убийцу, а если действие происходило в темноте или же это было отравление, то полиции приходилось использовать классические методы расследования. Несмотря на это, майнридер сочли самым гениальным изобретением века. Когда состоялось вручение премии, Джейн была очень рада. Акцент ее радости больше проходился не на то, что премия сделает ее состоятельной, а в том, что мир действительно стал меняться к лучшему.
Аплодисменты, восторженные комментарии вскружили ей голову, но нет! В ней не было гордыни. Ей было приятно, что мир начинает новую страницу в своей жизни. Она надеялась совершенствовать свое изобретение. Джейн точно мечтала чтобы ее машина стала электронным оракулом. Поднимаясь на сцену, она искренне улыбалась. В ее усталых глазах была видна неподдельная радость. Интеллектуальный труд тоже способен облагораживать, особенно когда вкладываешься в него всей душой. Это происходило с Джейн и ее ассистентами.
Без сомнения, все люди на земле, знакомы с таким древним изобретением человечества как нож. В каких целях он может быть использован? Представьте себе нож в руке у повара. Представьте дощечку на которой лежит свежий кусок мяса, какого вам будет угодно. Нож вонзается в него и рассекает на куски. С таким же успехом он разделывается и с овощами. Позже все нарезанное отправляется в кастрюлю чтобы потом получилось сочное аппетитное блюдо, посыпанное петрушкой, которую также ловко порезал нож, подчинившийся руке, как самурай сюзерену.
Но на то нож и предмет неодушивленный. Ему все равно в каких целях он будет использован. Поэтому очевидно, что нож может стать оружием умервщления в руке убийцы. Катастрофа началась во вторник с того самого момента когда майндридером заинтересовались федеральные спецслужбы.
— Правительство планирует начать войну с восточным соседом. — начал говорить глава разведки, держа в руке сигарету. — Эта война должна будет стать великой операцией по избавлению мира от коммунистической угрозы. — он наклонил руку над пепельницей, стоящей рядом, и вновь взял сигарету в рот, поправив темные очки.
Он почти никогда не снимал их из-за болезни глаз. —  Вы понимаете к чему я говорю об этом?
Напротив него сидел высокий блондин офицер. Он уже сделал вздох чтобы спросить главу разведки о сути его слов, но тот резко продолжил:
— Я о так называемом майндридере. Надеюсь, что вы слышали о нем.
— Слышал, сэр. — ответил офицер.
— Я думаю, что вы и так все понимаете. Он может стать лучше любого огнестрельного оружия в этой войне, ведь война это не бездумная перестрелка, какая случается между двумя бандитами. Это вызов интеллекту страны!
— Вы совершенно правы, сэр! — ответил офицер. На его смазливом лице нахмурились темные брови. Оно контрастировало с грубыми чертами шефа спецслужб, черноволосого и смуглого. На вид ему было где-то за сорок.
— Планируется война на истощение. Мы выступим в качестве хирурга. Устраним эту гангрену с тела Земли.
На следующий день белобрысый агент федеральной разведки явился с визитом к Джейн Брэдшоу. В это время ее дочь Энн находилась в детском саду. Агент был одет в черный пиджак с синим галстуком. Его голубые глаза скрывались под темными очками авиаторами. На лбу была уложена аккуратная косая челка. Глубокий пробор разделял его волосы сбоку.
— Здравствуйте! — сказал он, стоя на пороге. — Меня зовут Винсент Грегори Пейдж. Агент предъявил удостоверение о службе. — Я из федеральной разведки.
— Здравствуйте! — ответила Джейн Брэдшоу. — Вам нужна моя помощь?
— Да. Признаюсь, вы нам очень нужны. Такие важные дела не стоит обсуждать здесь. Прошу пройти со мной. Джейн Брэдшоу была вынуждена согласиться. Она села в автомобиль. Он примчал их прямо к штаб-квартире министерства обороны.
— Вы слышали о композиторе, написавшем вальс смерти? — спросил Брэдшоу Винсент Пейдж.
— Пляску смерти? — спросила Джейн, поправляя слегка дрожжащей рукой прядь светлых волос. Несмотря ни на что, она старалась сохранять спокойствие.
— Нет, вальс смерти. — ответил он и улыбнулся. — Своеобразная музыка. Майндридер способен воспроизводить музыку, которая была в мыслях мертвеца?
— Да. Он может и музыку произвести.
— Знаете, когда я умру, отыщите в моей памяти вальс смерти. — заявил Винсент и засмеялся. — Я забыл кто написал его.
Джейн ничего не ответила.
— Что вам нужно? — спросила она у агента.
— Вот мы и приехали. Когда мы войдем на территорию министерства, я скажу вам о сути дела.
Вскоре агент и ученая оказались в кабинете. По всему коридору, к неудивлению всех, ходили туда сюда военные. Где-то белым пятном мелькнула секретарша с чайным подносом.
— Здравствуйте! — сказал шеф разведки, сидя на стуле. — Присаживайтесь.
Джейн села на стул, что стоял напротив. Рядом сел Винсент.
— Вам будет доверена государственная тайна. — сказал шеф. — Вы, мэм, лауреат премии. Один из главных умов нашей страны. Правительство
планирует в августе начать войну против Восточного Государства. Мы уверены, что вы как патриот Западного Государства и, не сомневаюсь, борец с коммунизмом, почтете за честь принять в
ней участие как ученый. Вы поможете нам усовершенствовать ваш майндридер и послужите на благо Родины.
— Она уже согласилась. — сказал Пейдж. — В любом случае выбора у нее нет.
— А если я скажу, что я отказываюсь участвовать в вероломном нападении на чужую страну? — спросила Джейн, встав со стула и направившись к двери, хотя понимала, что так запросто ей теперь не уйти.
— Идите-идите! — ответил шеф.
Как только Брэдшоу открыла дверь, ей преградил дорогу высокий крепкий мужчина.
Джейн Брэдшоу была арестована и заключена в тюремную камеру.
— Если бы я только знала как дорого мне это обойдется, но несмотря на последствия, майндридер смог послужить на пользу людям. Что же теперь будет с Энн? Я знаю к чему все идет. Обманывать себя незачем. Я надеюсь, что Линда и Ллойд позаботятся о ней. Почему когда ты стараешься сделать мир лучше, за это всегда приходится расплачиваться, словно совершенствование мира это преступление?! Да, именно за это и был убит двадцать пятый президент нашей страны. Теперь я просто убеждена. Я понимаю их дальнейшие решения и скорей всего теперь у меня остается только один выход. Брэдшоу посмотрела на потолок. На нем висела  тусклая лампочка. На мрачных стенах камеры, присмотревшись, можно было увидеть слабо нацарапанные отметки в виде четырех вертикальных палочек, перечеркнутые одной. Из этого сразу становилось понятно, что бывшие узники, не теряя надежду, считали дни, гадая, когда же наконец они выйдут на свободу. Да, именно в такие моменты жизни особенно понимаешь, что такое свобода, а что такое вседозволенность.
Свобода выражается в том чтобы иметь право — право на правду, право на труд без кандалов, право на счастливую жизнь без войны, право на развитие.
Дерево не может расти под крышей. Его тянет к небесным просторам, а чтобы дерево не смогло расти, ему отрубают ветви, превращая в корявый сук с маленькой невзрачной кроной. Оно молчит. Но человек! Он способен заявить о своих правах и начать за них сражаться. Как молодые травянистые побеги пробиваются сквозь асфальт, так и люди, вставшие на путь борьбы, будут сопротивляться до конца.
Противостояние Западного Государства с Восточным началось очень давно, сразу после того как отшумела мировая война. Западное государство Вест Стэйт стало обвинять бывшего союзника в том, что оно мечтает уничтожить Западное посредством пропаганды революционных взглядов.
Это положило начало разрыву дипломатических отношений. Целых двадцать лет конфликт не принимал форму открытого вооруженного столкновения двух держав. К эскалации конфликта привела гонка вооружений. Все началось с того, что Западное Государство, получив разработки побежденных врагов в мировой войне, создало ядерное оружие. Это толкнуло Восточное Государство на оборонительный милитаризм. Тогда Восточное Государство, движемое целью защиты от иностранных империалистов, стало работать с огромной скоростью, пока не просто не создало надежный ядерный щит, но и не разработало гео-оружие территориального поражения о котором Вест Стэйту и не снилось. Все это держалось в глубокой тайне. На что было способно гео-оружие? Взрываясь, оно разрушало тектонические структуры, доходя до невероятной глубины. Не было никакого материала, которое бы оно не могло разрушить и никакой бункер не способен был от него уберечь. Чтобы не шокировать граждан, Восточным Государством появление на свет адского разрушителя держалось в тайне. Знали о нем только офицеры высших чинов. Генеральный секретарь компартии Восточного Государства решил, что достаточно будет лишь предупредить народ о том, что стоит быть на готове, ведь в любой момент может начаться война. Он предпочитал говорить языком мира, но если ему угрожали, он не дрожжал как последний трус, а принимал решительные действия. Сохранить мир для светлого будущего, было его главнейшей задачей. Он точно не был виновен в начале гонки вооружения, во первых потому что не Восточное Государство ее начало, а во вторых потому что на момент ее начала у власти находился другой правитель, готовый сравнять Вест Стэйт с землей.
Тогда как раз партийное руководство и спохватилось, поняв, что он со своими амбициями может превратить всю Планету в кладбище.
IV
Суд Вест Стэйта вынес Джейн Брэдшоу сфабрикованное обвинение, утверждая, что она является пособником радикальной терроритистической группировки, известной убийством министра финансов. Журналисты стали предавать это решение огласке. Множество ученых выступили против решения суда, уверяя, что Джейн не имеет к террористам никакого отношение. Союз молодежи и члены профсоюза стали выходить на митинги, устраивать одиночные пикеты, бойкотировать решение суда всеми силами.
Страсти накалились еще тогда, когда начался беспрестанный рост цен на продукты питания и топливо, а также повышение пенсионного возраста. Пресса Западного Государства позиционировала выступления как усиление коммунистической угрозы, подогретой той самой радикальной группировкой. Пресса говорила о том, что емонстранты якобы террористы, которые уничтожают все на своем пути, жгут автомобили и громят мелкий бизнес. Полиция пускала в ход слезоточивый газ и дубинки. Но этим она не ограничивалась. Были случаи, когда несколько раз она открывала огонь по безоружным манифестантам. Тогда каждый старался защищаться как мог, многие из них сопротивлялись, не думая о собственной жизни. Но даже не используя автоматы, стражи порядка, не умоляли своей жестокости.
— Вы думаете нам легко?! — возмущался один из них. — Они на нас прут, а мы просто защищаемся!
— Вы капиталистические шавки! Шавки! — крикнул один из митингующих. — Шавки!
Полицейские сразу схватили его.
После этого он запел песню: «На чьей вы стороне, ребята?» и стал вырываться. Тогда стражи порядка стали бить его дубинками. Они били его до тех пор, пока он не потерял сознание. Лона площадей обдало кровавым духом восстания. Народ был не намерен отступать. Созрели гроздья гнева.
Тем временем в штаб-квартире министерства обороны строились планы. — Сэр, я хотел бы вам сказать об одной вещи. — сказал шеф федеральных спецслужб, поправляя  золотое кольцо на своеи пальце. — Влияние Джейн Брэдшоу оказалось слишком велико. Даже под угрозой тюрьмы и смерти она отказывается сотрудничать с нами, хотя мы создали все условия чтобы убедить ее в том, что она преступник. Об этом твердят все новостные каналы и пресса. Даже некотрые из выдающихся ученых поверили в это.
Мы уверяем ее, что в это поверили все. Но ей все равно. Знаете, Пейдж, выход есть. Руководством страны была допущена чудовищная ошибка в том, что оно публично превратило Брэдшоу в изменника, когда об этом заявил сам президент, а мы теперь вынуждены расхлебывать все это.
— Что вы предлагаете? — спросил Винсент, сложив ладони треугольником. На них проступили вены. — Сэр, я думаю, что здесь стоит применить шантаж. Брэдшоу ведь очень любит свою маленькую дочь.
— Логичней будет убить Брэдшоу и использовать ее знания с целью усовершенствования майндридера.
Наши специалисты смогут разобраться с ним и без нее, если мы получим доступ к ее памяти.
В это время в кабинет зашла секретарша и принесла поднос на котором стояли две чашки с латте.
— Сегодня такой день. Его только кофе может скрасить. — сказал он. — Благодарю!
За окном хлестал дождь. Серые тучи клубились в небе как пыльная вата. Капли дождя быстро ударялись о стекло, оставляя на нем мутные разводы. Тротуары стали мокрыми и грязными. Еще утром в этот же день в столице было тепло и солнечно, но уже в полдень ее обуяла непогода.
Демонстрации не прекращались, даже тогда когда гремел гром. Сквозь бьющие полосы дождя можно было увидеть как один из митингущих снял свою рубашку так как она была уже совсем мокрой. Один из его товарищей в это время держал в руке транспарант. После того как митингующий оставил рубашку на близ стоящей скамейке, он также взялся за транспарант и они помчались на встречу немой ограде из щитов.
В это время Джейн Брэдшоу, лежа на тюремной койке, размышляла о произошедшем. О том, что ее ждет она не просто догадывалась, а была убеждена.
— Мир неистов, но он и дивен. — думала она. — Я знаю, что пути назад нет. Создательница майндридера никогда не будет использовать майндридер в милитариститкой истерике нашего правительства. Остается только верить, что Восточное Государство сможет победить нашу ненасытную военщину и предотвратит гибель миллионов. Если это произойдет, то тогда в мире действительно никогда не будет насилия. Да, когда я создавала майндридер, кто же знал, что все обернется именно так. Я не хочу умирать. Но в конце концов все когда-то уйдут! Но разве из этого следует вывод, что мы рождаемся и живем просто так? Вовсе нет! Смысл нашей жизни состоит в том чтобы сделать наш мир лучше. Чтобы нашим потомкам не было стыдно вспоминать о нас. Энн.
Как бы я потом смотрела ей в глаза, если бы согласилась участвовать в этой бойне? Возможно Энн даже бы не поняла это, приняла бы как должное, но я не хочу чтобы перед ее глазами высился такой пример. Мы бы смогли жить счастливо и беззаботно. Наша семья бы не знала бед, но ведь там, на той стороне миллионы таких семей. Разве можно быть счастливым, зная, что бесчисленное количество людей страдает, а ты являешься пособником их страданий? Смысл человека и состоит в том, чтобы оставаться человеком. И если перед тобой стоит выбор остаться человеком или превратится в зверя, то лучше не жить. Смысл жизни сразу пропадает.
Жизнь превращается в существование. Подобными размышлениями Джейн пыталась держать свои мысли под контролем.
Она сняла с пальца золотое обручальное кольцо и посмотрела через него на лампочку. Все ее дни заключения проходили однообразно. Джейн вынашивала в голове свой последний план, который на удивление многих, ей таки удалось реализовать.
Между восточными и западными летчиками завязался беспощадный бой. Одного из летчиков, принимающих участие Восточного Государства звали Андрей Щавелев. Свой первый боевой вылет он совершил в семнадцать лет в мировую войну. На этой войне он совершил более ста боевых вылетов.
Вот и теперь он летел. Стальной истребитель, словно ланцет, прорезал облачное небо. Не отдыхала и пехота. Небо полыхало сражением. На твердь земную падали гильзы, блеснув искоркой, и терялись в траве. Один из военных, кто именно, разобрать было уже сложно, оставил след на черной земле, втоптав в грязь синюю бабочку. В кровавом пожарище битвы, преступной и праведной, эта маленькая жизнь ничего не стоила. Потери солдат с обеих сторон росли с катострофической скоростью.
В это же время в Вест Стэйте не прекращались акции протестов. Ллойд Хопкинс и Линда Вилфорд в это время тоже находились на площади.
— Свободу Джейн Брэдшоу! — кричали они вместе с остальными.
Послышались выстрелы. Полиция вновь открыла огонь по протестующим.
— Это бесполезно! Надо убираться! — крикнул Ллойд, обращаясь к Линде. Он кинул транспарант в лужу. — Если нас убьют, то что станет с Энн? У нас нет оружия!
— Уходите! — крикнул один из митинующих. — Только вы можете позаботится о дочери Брэдшоу. Уходите!
Тогда Ллойд сжал руку Линды и они побежали в сторону моста по направлению к дому. Наконец Ллойду и Линде удалось добежать до более менее безопасного места. Улицу патрулировали полицейские.
— Сейчас главное выжить. Мне все равно на мою жизнь, но мне не все равно на жизнь Энн. То, что ее до сих пор не тронули спецслужбы это просто чудо.
— прошептал Ллойд.
— У меня никогда не было детей. — сказала Линда. — Но сейчас я чувствую себя матерью этой бедной девочки.
Тем временем летчики все еще вели нещадную борьбу с иноземными оккупантами. Тогда как раз Андрей Щавелев и получил ранение. Два самолета, его и врага, столкнулись между собой в лобовой атаке. Западный пилот разбился, а Щавелев выжил чудом. Все тело обожгло. Ткань формы, мокрая от крови, потемнела. Летчик был тяжело ранен.
Война перемалывала людские жизни в пыль и прах. Всадник смерти мчался по полю боя и летел по небу, пожиная жизни погибших солдат.
Ллойд и Линда наконец добрались до дома. Открыв дверь квартиры, они спокойно вздохнули, увидев, что маленькая Энн сидит на диване и играет с куклой.
— Слава Богу, что все в порядке. — сказала Линда.
— Ллойд! Линда! — крикнула маленькая девочка. — Вы обещали мне, что скоро придет мама!
— Мама обязательно придет. Просто она уехала в командировку. — сказал Ллойд. — И сказала нам чтобы мы за тобой присмотрели. Будь хорошей девочкой. Линда взяла с полки книжку и села рядом с Энн.
— Энни! Ты когда-нибудь слышала сказку о мышке?
— Нет.
— А хочешь послушать?
— Давай.
— Однажды маленькая мышка решила постранствовать. Бабушка собрала ее в дорогу, и тихим солнечным днем мышка отправилась в путь.
Вскоре ей встретилось огромное озеро. Мышка огляделась, но поблизости никого не было.
— Жаль,— вздохнула она,— а я ведь готова помериться силами с кем угодно.
Переплыв озеро, она стряхнула с себя воду и сказала:
— Пожалуй, даже дельфин устал бы больше после такого заплыва!
А огромное озеро было всего-навсего следом бабушкиной ноги, который дождь заполнил водой.
— Наконец-то распогодилось. — сказал Ллойд.
Дождь действительно закончился. Еще минуту назад, он лил как из ведра, но теперь уступил место ослепительным лучам солнца. Ветер угнал тучи прочь, словно пастух белокудрых овец. Лишь только лужи и влага, витающая в воздухе, напоминала о его недавнем присутствии.
Щавелев оказался в плену. Ему оказали медицинскую помощь. Через небольшой промежуток времени, ему пришлось предстать перед офицером. В это время он почувствовал, что в его глазах на секунды потемнело. В ушах стоял шум.
— Вы говорич на нащ яжик? — спросил он его.
— Говорич. — ответил с горькой иронией Щавелев. Его зеленые глаза потускнели. С этого момента они стали говорить на западном языке.
— Наконец-то настал этот день. — стал говорить офицер. На его лице возникла надменная улыбка.
С темно-русых волос Щавелева упал пот. На фоне черных, словно смоль, волос западного военного, они казались светлыми.
— Столько немого противостояния. Чтобы мы воевали так открыто, не на территории какой-нибудь потенциальной колонии, такого еще не было. — продолжал офицер. — Слушайте, господин Щавелев. Вы когда-нибудь слышали о майндридере?
— Слышал. Каждый гражданин Западного Государства чванится этим.
— Не переживайте, дорогой друг. — сказал офицер.
— Дорогой друг?! — поражаясь фамильярности офицера, спросил Щавелев.
— Дорогой друг. — подтвердил военный. Его хитрые голубые глаза блеснули на свету. — Вы например первые полетели в космос. Каждый в чем-то бывает первым. Вы полетели в космос, а мы изобрели майндридер. Да, благодаря майндридеру, стало известно, что наш мозг подобен огромной библиотеке. Ничего из него просто так не удалишь.
Однако, людям свойственно забывать. Что-то, бывает не вспомнишь. Теряется оно как на морском дне, оседает и никогда не вспоминается, а происходит это быстро, со скоростью света! Как выстрел! Время пройдет, вас забудут. Народ о вас даже не вспомнит. Победит ли ваша страна, потерпит ли сокрушительное поражение, для вас война окончена навсегда. Ваша песня уже спета и вам страшно потому что у вас есть разум.
— Что вам надо?
— Нам? — язвительно спросил военный, словно не понял пленного. — Нам, ровным счетом, ничего не надо. Мы живем в эпоху постмодерна. Зачем нам допрос? Обо всем нам теперь расскажет майндридер.
— То есть вы узнаете мои мысли, даже если я буду мертв?! — задался вопросом летчик.
— Конечно. Допрос нам не нужен. А вот просто так.
Просто так почему бы и нет? — он негромко с хрипотцой усмехнулся.
Солдаты, стоявшие молча, возле стен, повернулись в сторону офицера.
— Чего уставились?! — неожиданно гневно крикнул офицер. — За работу!
— И смотрите! Не трогайте его голову! Если из-за вас он сойдет с ума, вы проклянете свое рождение!
Офицер сел на стул, закинул ногу на ногу и достал из кармана зажигалку и сигареты.
За это время пресса начала будоражить умы людей ошеломительной новостью. Одни кричали: «О, нет! Это неправда! Подлецы! Вы лжете! Лжете! Убийцы!»
Другие спокойно соглашались с фактом. Так или иначе Джейн Брэдшоу совершила самоубийство в тюремной камере, приняв ампулу с веществом, вызвавшим абсолютную потерю памяти. Как ей удалось сделать это, находясь в самой охраняемой тюрьме Западного Государства, и по сей день остается загадкой.
Покойся с миром! — говорил Ллойд, стоя подле надгробной плиты ее могилы. Линда наклонилась чтобы возложить к плите букет с цветами.
— Теперь мы с Энн семья — сказала она тоскливо. Щавелев был убит. Благодаря сведениям получаемым от многих пленных, вопреки их воле, Западное Государство стало делать значительные успехи в продвижении. Генеральный секретарь Восточного Государства выступил с речью в которой призвал граждан Восточного Государства быть мужественными. Маршал Восточного Государства был очень недоволен тактикой верховного главнокомандующего. Он считал, что генеральный секретарь жалкий ревизионист и оппортунист, который стремится загнать страну в могилу. Множество офицеров придерживалось такого же мнения.
Линда и Ллойд удочерили маленькую Энн.
— Твоя родная мать мечтала чтобы в мире не было войны. — говорил Ллойд дочери.
— Война всегда начинается злодеем. — говорила Линда. — У него все есть: деньги и известность, но ему хочется мирового господства. Запомни это.
И Линде вспомнилось как с ее глаз текли бесконечные слезы, когда она узнала, что Джейн мертва.
Прошел ровно год. Мятежный маршал направил танки и авиацию с целью совершения военного путча на резиденцию правителя.
— Моргнуть было бы сложнее, чем сделать это. — Хвалился позже маршал.
Многие поверили маршалу и потому пошли за ним. Они верили, что он не просто выведет страну из затяжной кровопролитной бойни, но выведет именно победителем. Однако, если бы они знали, какой ценой будет получена победа, то упали бы в обморок. Маршал приказал ударить по Западному Государству гео-оружием территориального поражения. Эта катастрофа была подобна ядерной, но была в сотню раз хуже потому что от нее не спасал ни один бункер.
Жизни Ллойда, Линды и дочери Джейн оборвались быстро. Стеклянная стена здания, рядом с которой они проходили, разорвалась со скоростью света.
Погибли миллионы. Взрыв не различал виновных и невиновных.
Шеф федеральной спецслужбы никогда не думал, что война посмеет подступить к нему так близко.
Когда началась катастрофа, он находился в бункере, но взрыв превратил тектоническую структуру в кучу трухи. Все, и шеф, и Винсент Пейдж, и садист офицер, замучивший иностранного летчика, и его солдаты, все сравнялись с землей. В Западном Государстве не осталось никого живого. Планета с той стороны, где оно когда-то располагалось, стала похожа на Марс. Пострадал не только Вест Стэйт, но и близ лежащие страны. Новый правитель Восточного Государства взял курс на капитализм, несмотря на то, что до последнего казался ярым приверженцем революции. Небеса полыхали пеклом. Из обломков зданий торчала арматура. Не осталось не слез, не крови. Все пожрал беспощадный взрыв, а фантасмогоричный жнец гибели продолжал блуждать по безжизненной тверди.
Где-то у дороги проехал мотоцикл. Он прорезал ночную тишину своим мотором. От этого Джейн Брэдшоу проснулась. Она задремала на рабочем месте. Оглянувшись по сторонам, осознала, что все было было сном.
— Благо, что это был сон... Правильно. — подумала она. — Как бы я тогда могла знать, что происходит пока я в тюрьме и после моей жизни. Особенно плен восточного летчика. Впрочем, во сне я почему-то так прониклась их идеями. Революция.
Вообще-то не очень в них верю. Секунда и в комнату зашел человек в темном костюме с синим галстуком. Это был приятель Джейн, работающий в разведке.
— Привет, Винсент! — сказала она. — Будешь кофе?
— Маршал Восточного Государства устроил переворот и угрожает нам ядерной войной? — спросила она его.
— Что?! — спросил Пэйдж. — С чего ты взяла? По меньше читай разную ерунду. Тебе следует больше бывать на свежем воздухе. У них как раз все нормально. Скорей нам угрожает смена власти.
Внезапно ее голову захлестнул поток мыслей. Она еще раз взглянула на Винсента. Невзрачный молодой человек с близко посаженными глазами посмотрел на нее. Его низкий лоб скрывала светлая челка.
— Нет. Спасибо! — ответил Винсент.
— Во сне ты был красивей. — подумалось Джейн и она улыбнулась.
— Точно? Неужели не хочешь латте? Ты же его так любишь?
— Я пришел сюда чтобы предупредить тебя о том чтобы ты была осторожна. — начал говорить Винсент. — В стране неспокойно. Протесты не смолкают. Не нравится мне и поведение военных. Несколько лет назад они уже пытались штурмовать казармы. Давай уедем в Северное Государство. Там спокойней.
— А что если это все так бы и было? — подумалось Джейн. — Значит мой майндридер может уничтожить мир?!
— Я, Линда и Ллойд хотим через некотрое время поехать за город. Там сейчас безопасней. Ты с нами? У тебя как раз будет отпуск.
— Хорошо. — ответила Джейн.
Партизанская армия Западного Государства уже вела бои за столицу. После упорных боев город был взят.
— Революция! Революция! — кричали люди, встречая победителей. Грянул ливень, но сквозь струи дождя светило яркое солнце.
— Победа! — радовался молодой солдат. Люди выходили встречать партизан с транспарантами и флагами.
— А мне теперь главное отыскать своих. — сказал ему сослуживец. — Джо утверждает, что раньше я был не один. Он говорит, что видел меня раньше с женой и дочерью и считает, что это точно был я. Правда с того момента как я потерял память, так и не могу ничего вспомнить. Даже имени своего не помню. Друзья помогли мне сделать фальшивый паспорт.
— Не беда, Грэм! Она к тебе еще вернется. Главное, что сейчас победа на нашей стороне.
— Да.
Прошло несколько дней. Джейн включила телевизор с мыслями: «Власть поменялась, но насколько им можно доверять? Вдруг они тоже захотят начать войну?» В новостях показывали праздничные манифестации. В это время с визитом к Джейн явился Ллойд.
— Джейн! — сказал он. — не могла бы ты выйти на улицу. — Я думаю что кто-то будет очень рад тебя видеть.
— Винсент что ли? — спросила Джейн. — Он мне уже порядком надоел. Не хочу.
— А вот и нет. — сказал Ллойд.
— Ну хорошо. — ответила Джейн и, спустившись по лестнице, вышла вслед за Ллойдом.
— Джейн! — крикнул человек в форме. — Джейн! Это я! Мэттью!
— Мэттью?! Это правда ты?! — ответила Джейн, спустя несколько секунд ступора.
— Да. — ответил он, сделав шаг ей на встречу. — Все началось с того, что я потерял память. Я потерял память и паспорт, лишился самого дорогого, но приобрел бесценное. Как наша Энн? Подросла?
— Ты был с партизанами?
— Да, Джейн. Это очень хорошие люди, честные и бесстрашаные. Теперь на земле будет мир.
Она ничего не ответила, а лишь обняла Мэттью. В ночном небе грохотал феерверк.

Оценка участников конкурса и жюри: 
6
Средняя: 6 (4 оценки)
+1
+7
-1

Комментарии

Аватар пользователя mademoiselle_anastasie

Вообще тема ответственности творца за своё творение не оригинальная, но уникальность данного произведения заключается в личности самого учёного - Джейн, в отличие от Виктора Франкенштейна, профессора Преображенского и даже мистера Хиггинса, является однозначно положительным персонажем. Несмотря на то, что трагические последствия использования майндридера были лишь сном героини, финал, по сути, открытый - смена власти не гарантирует безопасности (изобретение всё ещё может быть использовано не по назначению, особенно после революции, которая с большой вероятностью повлечёт за собой жертвы), да и воссоединение отдельно взятой семьи символизирует частное счастье, а не общее. Хотелось бы знать, есть ли у персонажей прототипы.

+1
+2
-1
Аватар пользователя Margarita

Благодарю за отзыв!
На самом деле все персонажи выдуманы мной с нуля, или почти с нуля, образы собирательные довольно, за исключением одного второстепенного героя. Я о военном Западного Государства, который отдал приказ пытать пленного летчика. Это, конечно аллюзия на Капитана из рок-оперы «Стадион». А внешность его я полностью списала с внешности певца Владимира Мозенкова, который как раз пел за Капитана. Если обратить внимание на фразы, которые произносит персонаж, можно заметить, что это во многом перефразированные фразы Капитана.

+1
0
-1
Аватар пользователя Александр_RG

Прекрасное произведение!

Спасибо Вам огромное за труд! )

+1
0
-1
Аватар пользователя Margarita

Благодарю!

+1
+1
-1
Аватар пользователя Александр_RG

Wink

+1
+1
-1
Аватар пользователя Рубинштейн

1.Много конспективного. Это не рассказ. Это был бы роман.
2.Много "названо, но не показано".
3.Много штампов, иногда "рваньё страсти в клочья" заводит далеко: "стена разваливалась со скоростью света" - это сильно!
4.Откуда "средство абсолютной потери памяти"? Это deus ex machina...
5.Много неправдоподобного в речи персонажей.
6.У мёртвого не видно, карие ли глаза - у него зрачок во всю радужку. И ещё много неправдопод.деталей.
7.Грам.ошибки, хотя бы "феерверк", или путаются -тся\-ться. Канцеляризмы (убийство - "летальный исход"). И пр.
Поэтому "кол".

+1
0
-1
Аватар пользователя Margarita

Если бы вы читали внимательнее, то поняли бы, что во многом это сон, это раз. Во-вторых, обоснуйте неправдоподобность в речи. Если вам так показалось, это не моя вина. Насчет цвета глаз вообще убили. Словом, вам захотелось докопаться.

+1
0
-1
Аватар пользователя Кузьмич

Мне понравился, рассказ и несмотря на незначительные ошибки савлю 5

+1
+1
-1
Аватар пользователя Margarita

Благодарю!

+1
0
-1