Путь к Рассвету

Игровая площадка/Масштаб:

Путь к рассвету.

 

    1. Мир и гармония.

 

            Наверное, кто-то из вас, мои дорогие читатели, прочитав заголовок могут подумать: «Много ли гармонии в нашем мире, раздираемом социальными противоречиями?» - и будут совершенно правы. Поэтому не буду утомлять вас долгим предисловием, а сразу же приступлю к сути вопроса. В середине 21-го века, многими обсерваториями мира был зафиксирован закодированный радиосигнал, который был успешно расшифрован и представлял собой музыкальное послание, представляющее собой короткий звуковой ряд, но довольно приятный на слух. И этот сигнал, с тех пор как его зафиксировали, повторялся каждые 86 минут. В связи с чем был созван международный научный симпозиум. То, что сигнал имеет искусственное происхождение, при всей скептичности собравшихся, сомнений практически не вызывало. Но вот что он означает? Что нам хотят сказать? Почему выбран язык музыки? – на эти вопросы учёным ещё предстояло ответить. Местоположение, из которого исходил радиосигнал находилось в системе Возничего, в районе Капеллы (альфа Возничего). Это жёлтая звезда, более чем 2,5 раза превышающая массу Солнца отстоящая от Земли на расстояние в 41 световой год. В результате радиотелескопического исследования удалось установить наличие планетарной системы вокруг звезды. Однако расстояние слишком огромно и всё что удалось установить, так это то, что вокруг звезды вращается порядка 6-ти планет, разной величины.

            Специалисты по акустике, тем временем усердно занимались расшифровкой звукового послания. Как оказалось, сигнал был закодирован в нескольких акустических диапазонах, часть из которых, приходилось на область, выходящую за пределы восприятия человеческим ухом. Это означало, что отправители сигнала рассчитывали, что кто бы не получил их сигнал они смогут его услышать. То, что это поиск братьев по разуму, желание контактировать, не вызывает сомнений. Оставалось понять смысл этого послания.

            Был сентябрь, погода стояла «бархатная». В научно-исследовательском центре НАСА собрались три специалиста, которым было поручено расшифровать полученный сигнал. Старшим группы был Зак Финни, сорокалетний специалист по акустике и звуковым волнам, за ним Марк Ловейн – инженер по аудио аппаратуре и Алекс Гордон совсем ещё молодой ассистент Марка. Алекс задерживался и его старшие коллеги уже приступили к планированию работы.

            - Предлагаю проработать транскрибацию музыкального файла на все языки мира, включая мёртвые. – сказал Зак.

            - Это займёт уйму времени и даст малопригодный результат. Транскрибация эффективна, когда речь идёт об аудиозаписи разговора, но не музыкального отрывка. – лениво возразил Марк.

            - Тем не менее, займёмся.

            Через час прибежал запыхавшийся Алекс. В руках он держал какую-то книгу.

            - Всем привет. Простите за опоздание. Застрял в дороге. – выпалил на ходу ассистент, снимая плащ и накидывая свой халат. – Ну что решили?

            - Транскрибировать на земные языки. – ответил Зак. – Кстати, приступай.

            - М-да, это сколько же перелопатить надо…

            - Ну что поделаешь, бери лопатку детскую и начинай разравнивать гору. – пошутил Марк. – Да, а что за книга?

            - Её мне старик Барнаби дал. «Аглаофотис» говорит. – сказав это Алекс улыбнулся.

            - «Аглаофотис»? Что это? – ну-ка дай посмотреть. – поинтересовался Зак.

            На обложке книги было написано: «С.Н. Виноградов и А.Ф. Кузьмин. Логика. Учебник для средней школы. 1954».

            - Ясно. Недоучился в школе. И что тут такого интересного? Оу. Великие учителя трудящегося человечества К. Маркс, Ф. Энгельс, В. Ленин и И. Сталин. – дичь какая-то – заключил он, возвращая книгу Алексу.

            - Дай-ка мне. - попросил Марк, беря книгу. – «Аглаофотис», так называлось вещество из «Сайлент Хилла». Это была жидкость, с помощью которой можно было изгнать злого духа из того, кем он овладел. Для этого достаточно было чтобы одержимый, либо сам выпил аглаофотис, либо на него его вспрыснули.

            - Ну ты даёшь. Ты играл в «Сайлент Хилл»? Это же древняя игра, которая успела устареть даже в годы твоей юности. – удивился Алекс.

            - Да, зато какой у неё был сюжет. Я все свободные вечера проводил за ней. Закончив дела, я торжественно объявлял домашним: всё, ушёл «бродить в тумане» и они меня уже не беспокоили. Особенно мне нравились первая и третья части, а ещё пятая, жаль, что у первой была совсем слабая графика.

            - Ладно, хватит уже ерундой маяться, возвращайтесь к работе. – скомандовал Зак.

            - Да, да, конечно. – ответил Марк, впавший в задумчивость и продолжил, обращаясь к Алексу:

            - Интересно, почему, Барнаби, назвал эту книгу «Аглаофотисом»?

            - Не знаю. – Алекс пожал плечами.

            - Ты не возражаешь если я возьму её и просмотрю дома?

            - Да нет проблем, бери.

            Весь оставшийся день они разбирали звуки на схожесть со словами в разных языках. Успели проверить свыше 30-ти языков. Наконец наступил вечер и мужчины попрощавшись разбрелись по домам.

            На следующий день позже всех пришёл Марк. Он был сильно возбуждён и едва поздоровавшись выдал:

            - Чёрт побери, Зак, какой же ерундой мы здесь занимаемся! Ты хотя бы понимаешь какой ненаучной глупостью мы заняты и это при том, что на самом деле всё гораздо проще чем ты предполагаешь.

            - Ты что-то употребил с утра пораньше? – спросил ошеломлённый Зак.

            - Нет, Зак. Я абсолютно трезв и нормален. Вот скажи, чем мы тут занимаемся? Ведь в результате мы либо получим какое-то случайное совпадение звуков словам на каком-нибудь архидревнем суахили, без какой-либо уверенности в том, что, то, что мы получим будет соответствовать тому, что в действительности хотели сказать отправители музыки.

            - А что, ты можешь предложить что-либо лучше?

            - Да могу. Могу. Видишь ли, Зак, мы живём в мире, где всё размыто, точнее для нас созданы такие условия, в которых нам реально не за что зацепиться как за нечто, не хочу говорить незыблемое, но хотя бы основательное.

            - Что ты этим хочешь сказать?

            - А вот что. Скажи, Зак, что такое «физика»?

            - Наука.

            - А какая наука? Дай определение.

            - Хм. Наука о природе.

            - А что, если я тебе скажу, что это всего лишь твоё мнение. Для тебя физика – наука о природе, а для господина Икс это антифризная жидкость, а господин Игрек, утверждает, что физика, это такое каноническое ответвление в рамках суфизма.

            - Ну это же бред! – Зак улыбнулся. – Физика, наука о природе и точка.

            - Да ты догматик! – вставил своё слово Алекс не без иронии.

            - Вот, то есть при правильном мышлении ты понимаешь, что множество мнений в отношении строгих научных истин, законов природы это бред, но при этом посмотри что нам показывают на ТВ – все эти многочисленные ток-шоу, все эти дебилизирующие передачи рассчитанные на идиотов, внушающие людям, что быть идиотом на самом деле нормально. Если вокруг тебя такие же идиоты, значит идиотия это норма.

            - Ну тут ты, по-моему, загнул. Товарищ Сталин на тебя, походу, сильно подействовал. – саркастично заметил Зак.

            - Да? А ты знаешь, что такое «научный метод»? Вот ты сейчас взялся за транскрибацию почему? – Зак хотел было что-то возразить, но Марк не дал ему ответить. – Потому что ты уже привык к тому, что те, для кого ты стараешься дилетанты, которые, главное, чтобы платили, а так им можно впарить любой правдоподобный результат. Ты ведь просто привык к этому. – Зак снова хотел что-то сказать, но Марк снова его перебил. – Да, я знаю, что ты сейчас скажешь, что все так делают. Но неужели тебе самому не обидно быть халтурщиком? Ведь ты человек науки, ты созидатель. Но самое гнусное, когда учёный вынужден идти на сделку с совестью и подтасовывать результаты своих исследований в интересах бизнеса, или потому что они противоречат чьей-то вере.

            - Зачем нужна наука если она не приносит прибыль заказчику? – ухмыляясь добавил Алекс и уже серьёзно продолжил, - Вместо того, чтобы делать что-то полезное для всех, для человечества ты должен делать что-то лишь в интересах чьего-то бизнеса, стараться ради каких-то меркантильных желаний какого-нибудь зажравшегося кота, или потерявшей всякую человечность холодной бизнес-леди.

Оба посмотрели на него и Марк спросил?

            - Ты никогда раньше так не говорил, но ты будто продолжил мою мысль.

            - Это всё Барнаби, он пояснил мне многие вещи, о которых я ранее не задумывался.

            - Обложили. Хорошо, я сволочь. Это вы хотите сказать? – возмутился Зак.

            - Нет. Я хочу сказать, что метод транскрибации ненаучен, а скорее наоборот. Ты это понимаешь, но боишься в этом признаться. А знаешь почему? – продолжал Марк.

            - Почему?

            - Да потому что тебе и в голову не приходит, что можно действовать иначе. Тебя так учили. Эта книга и вправду своеобразный «аглаофотис» для изгнания антинаучного бреда. Вот, посмотри, что здесь написано: «Логические законы и формы, т. е. законы и формы правильного построения мыслей, являются общечеловеческими. Это значит, что люди различных эпох и стран независимо от своей классовой и национальной принадлежности строили и строят свои рассуждения по одним и тем же логическим законам, мыслили и мыслят в одних и тех же логических формах.». Ты понимаешь, что это значит? – Зак сделал сосредоточенный вид. – Это значит, что все разумные существа, подчинены одним и тем же логическим законам мышления. И не важно, речь идёт об инопланетянах, о нас с тобой, или первобытных людях. Способность логически правильно мыслить и делает нас разумными, то есть уравнивает. И там же написано, что «Неверный вывод есть результат того, что рассуждение облечено в неправильную логическую форму» - в этом ответ на разницу в развитии интеллекта у разных индивидуумов. Тот, про кого мы говорим, что он глупец, то осознанно или нет, подразумеваем, что данный человек допускает логические ошибки.

            - То есть, ты хочешь сказать, что наши друзья с другой планеты мыслят точно также, как и мы?

            - Именно так. Если бы они прислали сообщение на своём языке, то мы бы всё равно его бы не поняли, ибо только представь себе вероятность совпадения их языка с каким-либо из земных языков? Один к миллиарду? К триллиону? Поэтому, они и послали музыкальный файл, потому что он вызовет у нас те же чувства, что и у них. И мы тут вместо того, чтобы просто обратиться к тем, кто занимается музыкой профессионально, то есть к музыкантам, к композиторам и дирижёрам, сидим и в буквальном смысле занимаемся фигнёй. Надо всего лишь дать им прослушать этот аудиофайл и спросить: «Какие чувства, эмоции вызывает у вас эта музыка?», или «Если бы автором данного музыкального отрывка были бы вы, то с какой целью вы бы его создали, что вы этим хотели бы передать?».

            - Так просто! – воскликнул Зак вскочив с места.

            - Вот тебе и товарищ Сталин. Теперь ты понял почему Советы тогда нагнули нас в космосе? – у них логику преподавали в средней школе. У них теория была привязана к практике и если бы это положение потом не изменилось, мы бы никогда не победили в холодной войне, а скорее наоборот, сами были бы побеждены. Битва за первенство начиналась за школьной партой.

            - М-да. – многозначительно вздохнул Зак.

            - Ну что организуем опрос музыкантов? – риторически спросил Алекс.

            - Валяйте. Я сейчас позвоню Джеку Хелловею, он композитор и мой давний знакомый, назначу ему встречу. Ну а вы следуйте выбранному плану.

            Тест проводили по короткой схеме: имя музыканта и рядом мнение. К проведению опроса Зак, Марк и Алекс подключили и других сотрудников центра. За сутки им удалось опросить более 100 человек непосредственно связанных с музыкой. Это были композиторы, и дирижёры, и члены оркестров, и даже музыканты одиночки. На следующее утро группа собралась для анализа результатов опроса. Начали с Алекса.

            - Итак. Джон Брауни – умиротворение. Джозеф Перкинс – гармония. Уильям Грейди – мир и гармония. Джулия Мильтон – гармония. Конрад Эллис – мир и гармония. Тадеуш Мировицкий – умиротворение, гармония. Боб Оуен – мир и гармония…

            - Стоп. – прервал его Зак. – А как у тебя Марк?

            - Практически то же самое. Большинство сказали: «Мир и гармония».

            - У меня самого также.

            - Вот, теперь у нас есть основания говорить, что именно это и хотели сказать наши далёкие братья по разуму: «Мир и гармония». – заключил Марк и спросил – Вы согласны?

            - Да. Выходит, что так. – ответил Зак.

            - Согласен. – подтвердил Алекс.

            - Значит, можно докладывать об этом начальству. – подытожил Марк.

            Через час в дверь постучали и вошла Мэгги – ассистент из соседнего отдела, которая была уже в курсе событий и сказала, что их хочет видеть местный проповедник Акбар, который не дожидаясь приглашения вошёл в комнату, едва Мэгги успела о нём сообщить.

            - Салам алейкум. Я слышал вы занимаетесь расшифровкой послания из космоса? – Я пришёл вам помочь. Вы зря себя утруждаете поисками истины, в то время, когда она всегда с вами, нужно лишь пустить её в своё сердце. И истина эта состоит в том, что это послание – послание самого Аллаха и он в своей безмерной доброте, стремится донести до вас слово своё, дабы вы отвернулись от ереси атеизма и приняли истину от Аллаха, приняли веру Пророка Мухаммеда. Откройте сердца свои исламу – вот что означает та музыка, которую передал вам Аллах.

            Марк, подмигнув Мэгги, сказал:

            - Видишь ли, уважаемый Акбар, я понимаю твоё благочестивое желание распространять веру Пророка, но дело в том, что мы расшифровали присланный из космоса звуковой файл. И должен тебе сказать, что отправитель данного послания большой шутник. То, что для нашего уха и в земных условиях звучит как приятная музыка, на той планете, откуда её прислали, учитывая состав атмосферы и связанную с этим акустическую среду, на самом деле является звуками, производимыми сливным бочком.

            - Это правда?

            - Обижаешь. – едва сдерживая смех ответил Зак.

            - Но ты не переживай. Мы никому не расскажем о том, что ты тут сказал. – успокоил проповедника Марк.

            - Спасибо. – поблагодарил Акбар и поспешил удалиться. Как только он ушёл все четверо дружно прыснули весёлым смехом.

            Тем временем, был зафиксирован новый источник сигнала, который находился уже между орбитами Марса и Юпитера, между Марсом и поясом астероидов, а затем сместился на орбиту между Марсом и Землёй. Оттуда исходил тот же сигнал. При обследовании предполагаемой области откуда исходило послание, был обнаружен объект, представляющий собой некое подобие электромагнитной воронки, в несколько километров в диаметре. Но выяснить, что это такое возможно было только опытным путём. Учёные сделали предположение, что данный объект является телепортом. Чтобы это выяснить, в космос была отправлена капсула с кошкой. Эта капсула по достижении телепорта, должна была войти в него и пролетев туннель вернуться назад. Весь «кошачий» полёт продлился 6 суток. Эксперимент прошёл удачно, капсула с кошкой благополучно вернулась обратно, что дало основание для снаряжения корабля с людьми на борту.

            Было решено отправить по телепорту универсальный космический челнок, построенный по принципу многоразовых кораблей программы «шаттл». Началось строительство челнока, которое планировалось завершить за год. Наконец самолётообразный красавец, рассчитанный на экипаж из восьми человек, был готов. На борту красовался девиз США: «In god we trust».

            Всё это время наши знакомцы следили за всеми новостями, которые касались предстоящей экспедиции. Вошла Мэгги, держа на руках черно-белую кошку.

            - Так это и есть знаменитая Линда, слетавшая в другой мир? – спросил Зак, теребя кошку за ухо.

            - Да это она. Только вот ей повезло больше, чем мне. – ответила Мэгги погрустневшим голосом.

            - Почему? – спросил Алекс.

            - Меня не берут в команду астронавтов. Хотя у меня все данные для полёта имеются. Я ведь биолог, психолог и широкопрофильный врач. И тренировки я специально проходила. Но в последний момент кто-то решил выбрать сугубо мужской экипаж, мотивируя это тем, что полёт предполагается недолгим. Дескать, в присутствии женщины на борту необходимости не будет.

            - Не грусти, Мэг. Мы тоже не попали в команду. – сказал Марк и продолжил: - Кстати, а вы знаете, как назвали корабль?

            - «Фобертор», в переводе с греческого «устрашающий» - ответил Зак.

            - Очень подходящее название, учитывая, что он отправляется к тем, кто, судя по всему, настроен миролюбиво. – саркастично заметил Марк.

            - Кто знает, кто знает. – проворчал Зак.

            - Сколько человек набрали в экипаж? – спросил Алекс.

            - Восемь. Командир, штурман, два бортинженера, кибернетик, врач, лингвист и проповедник. – ответила Мэгги.

            - Проповедник? – спросил Марк и сам же иронично ответил на свой вопрос, - А ну да, надо же донести до инопланетян слово божие. Неужели Акбар?

            - Нет, христианский проповедник. – возразила девушка.

            Все улыбнулись. До назначенного старта оставалось несколько дней и они постарались разузнать как можно больше об экипаже «Фобертора». Командиром был назначен Джон Шеппард – военный лётчик. Штурман и помощник командира - Ричард Уолтерс, также военный лётчик, Тревис Макферсон и Стивен Глен бортинженеры, Уильям Стоун – кибернетик, Джеймс Грейди – бортовой врач и биолог, Эндрю Уайт – лингвист и преподобный Энтони Кохен.

            Наши знакомые следили за новостями прямо на рабочем месте, ничто не могло их отогнать от мониторов, от наблюдения за событием, к которому они считали себя причастными. В этот день они ушли все вместе и по дороге встретили Барнаби. Старик в синем рабочем комбинезоне и такой же синей кепке, первым подошёл к ним и поздоровавшись протянул Алексу книгу. Но Зак буквально вырвал книгу из рук Барнаби и заявил:

            - Сначала я сам прочитаю. – и обратившись к Алексу риторически спросил – Надеюсь ты не возражаешь?

            - Да нет, бери.

            - Я верну после.

            - Астронавтам я тоже книжки отправил, будет что почитать в полёте, правда для них в электронном виде. Завидую я этим ребятам, полетели на Коммунизм посмотреть. - сказал Барнаби и тяжело вздохнул. Окружающие же стали смеяться.

            - Коммунизм, это утопия, сказка – ответил Зак сквозь смех.

            - Нет, всякая цивилизация, в процессе своего развития обязательно должна достичь полного Коммунизма, либо быть уничтоженной Мировой войной в период последнего глобального кризиса капитализма. – парировал старик.

            - Да ладно тебе, Барнаби, не преувеличивай. Кризисы бывают и проходят. Ну бывают там какие-то локальные конфликты, во всяком случае до глобального кризиса ещё не доходило. – сказал Марк.

            - А как же первая и вторая Мировые войны. Кто их затеял? С какой целью? И кто в итоге получил профит? – возразил Алекс.

            - Помаралось наше правительство во многих местах. Один Вьетнам чего стоял. До сих пор в голове слышны страшные рассказы ветеранов о том, а уж что вьетнамцы рассказывали то вообще волосы дыбом встают. – неожиданно выдал Зак.

            - Что ж, поживём, поглядим. – примирительно добавил Марк и продолжил, обращаясь к Барнаби: – А что за книги ты послал астронавтам?

            - Сборник Ивана Ефремова: «Туманность Андромеды», «Сердце змеи» и «Час быка», а также «Люди как боги» Сергея Снегова.

            - Никогда не слышал. Слушай, а ты сам то точно Барнаби Тёрнер, а не какой-нибудь Иван Петров?

            - Нет, Марк, я Барнаби Тёрнер, такой же янки, как и ты. – с улыбкой ответил добродушный старик и продолжил: - Благодаря нашим СМИ у нас складывается превратное отношение к русским. Нам внушают что это чуть ли не варвары. Но разве у варваров могли быть поэты уровня Пушкина, Лермонтова, Некрасова? Прозаики как Гоголь, Лев Толстой, Герцен, Шолохов и другие. А фантасты? Просто сравни наших, западных фантастов с их. У наших, когда они пытаются заглянуть в будущее, так в большинстве случаев оно мрачное, если не сказать ужасное. А всё почему? Да потому что они видят к чему идёт наша система, видят её пороки, но не видят выхода. Зато у советских фантастов, таких как Сергей Снегов или упомянутый мною Ефремов будущее совсем иное. Более того, оно прекрасно. Что у нас производят? Возьмём, «Звёздные войны». Рабство, феодальные пережитки в виде королевы Амидалы и жабообразные барыги, с условными «героями», вроде Энакина Скайуолкера – он поубивал детей, затем уничтожил целое племя, а потом спас сына и ему всё простили, и прочих отдельных джеддаев, при полном наплевательском отношении к людям, которые в больной фантазии сценаристов и режиссёров гибнут тысячами, а зрителя заставляют при этом сопереживать только отдельным личностям, сосуществуют с космическими кораблями покоряющими дальний космос и что самое важное, все эти научно-технические достижения не служат во благо всему человечеству, а служат лишь новыми средствами для обогащения и так жирных барыг. Аналогично и с другими произведениями как книжными таки кинематографическими. Я уже не говорю, о том, как научная фантастика подменяется фэнтези, как в случае со «Стар треком». Неужели вы думаете, что такое будет возможно? Нет, достичь столь высоких технических мощностей, цивилизация может только при преодолении частнособственнических отношений, где всякий тянет одеяло на себя. Почитайте «Сердце змеи» - это, достаточно, небольшая повесть и вы, возможно, многое поймёте. А прочитав «Час быка» вы сами сделаете вывод, что Земля ныне превращена в планету Торманс.

            - О`Кей, как найду время. – сказал Марк, немного ошарашенный речью Барнаби.

            Зак прочёл надписи на обложке книги: «Б.М. Теплов. Психология. 1953 г.». «Однако. Интересно, что такого в этой книге, что Барнаби решил её подарить Алексу? Дома почитаю. У нас как раз несколько дней отдыха» - подумал он.

            Попрощавшись с Барнаби, сотрудники научного центра разошлись по домам. Однако Зак вернул книгу Алексу несколько позднее, задержав у себя на неделю, когда же наконец он отдал её, то сказал ему:

            - Не знаю откуда Барнаби берёт такие книги, но я очень сожалею, что она не попала мне в руки раньше. Мы с Бетти, в последние годы стали будто отдаляться друг от друга, хотя женаты уже двенадцать лет. Благодаря этой книге мы снова сблизились. Только теперь я понял, что порой был несправедлив с ней и я сказал ей об этом. Не буду тебе описывать всех тех эмоций что мы пережили, в конце концов, это касается только нас с ней. Думаю, эта книга тебе действительно пригодится. Я знаю, что тебе нравиться Мэгги. Она хорошая девушка. – сказав это, Зак, похлопал его по плечу в знак одобрения.

            Алекс был несколько изумлён, таким поведением своего патрона. Чаще всего, «сухой» до невозможности Зак, вдруг, будто стал добрее, человечнее.

            Наконец наступил день старта. СМИ трубили о величии США, восхваляли астронавтов, по традиции, выступил президент, зачитав «наказ американского народа». Корабль стартовал с мыса Канаверал, след от ракеты-носителя был виден за много километров в округе. Президент США зачитал напутственную речь. Текст был длинным и я приведу лишь отрывок, дабы вас не утомлять:

            «Дамы и господа! Сегодня, наша страна, ещё раз подтвердила, что в третье тысячелетие мы вошли победителями и именно нам выпала честь и право, отправить своих сынов в глубины Вселенной, в неизведанный мир. Мы, единственная сверхдержава, опора мира и демократии. И вот теперь, с этой трибуны, я заявляю на весь мир – в прошлом столетии мы окончательно победили Коммунизм. Двадцать первый век стал для нас веком, в котором мы утвердили знамя демократии во всём мире и если, где-то временами и появляются немногочисленные террористические банды, то мы всегда давали и будем давать им отпор. Я как, президент Соединённых Штатов, говорю вам, мы готовы отстаивать те идеалы, которые завещали нам наши праотцы в любой точке нашей планеты и если потребуется, то и за её пределами. Говоря об идеалах, я конечно же имею в виду свободу и демократию, неприкосновенность частной собственности и общее процветание страны.» - посыпались аплодисменты. Президент, отпив воды и дождавшись, когда овации стихнут продолжил:

            «И вот сегодня, мы отправляем этих бесстрашных сынов Америки в путешествие к новым мирам. Они призваны установить контакт с внеземной цивилизацией, рассказать жителям далёкой планеты про нас с вами и вернуться к нам обогатившись бесценным опытом, который, как я надеюсь ускорит наш научный прогресс и процветание. Да хранит господь этих смельчаков. От лица всей Америки, я желаю вам счастливого пути и скорейшего возвращения. Поаплодируем же нашим героям.» - президент первым захлопал в ладоши и гвалт аплодисментов оглушил всю округу. После речи президента, астронавты поблагодарили его за тёплые слова и размахивая руками над головой, под крики и рукоплескания собравшихся они сели в открытый автомобиль, который отвёз их к ракетоносителю с «шаттлом».

            Был дан старт и ракета, задрожав, под телекамеры, стала с ускорением уноситься в небо. Астронавты сидели прижатыми к креслам земным притяжением, ставшим вдруг таким значительным и внезапно куда-то исчезнувшим, как только они достигли орбиты. Освободившись от носителя, «Фобертор» взял курс на телепорт.

            Десять дней, что они провели в космосе пока достигли телепорта, прошли для астронавтов вполне спокойно, не то, чтобы они совсем не волновались за исход путешествия, но всё перекрывало любопытство. Члены экипажа делали снимки космоса, затем слали их своим родным и друзьям. Читали письма, присланные с самых разных уголков Земли. Получили они письма и от Барнаби. Файлы книг были просмотрены, но за чтение взялись только помощник командира, священник, врач и кибернетик, однако частые споры по поводу прочитанного подвигли и остальных прочитать, таким образом с произведениями Ефремова и Снегова ознакомились все. Перед самым подлётом к телепорту между ними произошёл такой разговор:

            - Ерунда всё это. – говорил Ричард – Я с детства любил фэнтези, но такого я не встречал.

            - Вообще-то это не фэнтези, это то, что называют научной фантастикой. – парировал Джеймс.

            - Всё равно. Ну не может существовать общество, лишённое торговых отношений. Все что-нибудь друг-другу продают. Просто, по-другому, не бывает.

            - А с чего ты решил, что меркантилизм и хрематистика, обязательные и неотъемлемые атрибуты общества? – вмешался кибернетик.

            - Можешь привести примеры?

            - Да хотя бы из твоей же жизни. Вот скажи, когда тебя отец просил ему помочь по дому, там установить шкаф или приделать какую-нибудь полку, не суть, ты всякий раз за это брал с него деньги?

            - Нет, конечно, но это внутри семьи.

            - А друзьям ты тоже никогда не помогал чисто по-человечески?

            - Помогал.

            - И они тебе помогали.

            - Ну да.

            - Тогда почему ты считаешь, что общество, в котором человек человеку не волк существовать не может?

            - Не знаю, я с этим нигде не сталкивался, об этом нигде не написано, разве что в фантазиях Ефремова, с которыми я тут случайно познакомился. Нет, у него, конечно, описаны люди, но они живут в каком-то странном, возможно более совершенном, но при этом и совершенно невозможном обществе.

            - Привыкший к миру Тамаса, не воспринимает мира Шакти – с улыбкой сказал Джеймс.

            - Шакти и Тамас, конечно, идеалистические понятия, эпитеты, пришедшие из индуизма, но какой смысл вложил в них Ефремов? - У него мир Шакти – это мир высоких побуждений человека, мир науки и творческого созидания. А мир Тамаса это мир низменных, меркантильных явлений, мир человеческих пороков. Я не знаю как ты, но я буквально «проглотил» «Час быка» Ефремова. Я просто влюбился в Фай Родис. Жаль только, что она не увидела их победы. Она ни минуты, не сомневалась в правоте их идей. – сказал Уильям.

            - Ты так серьёзно всё это воспринимаешь. – возразил Ричард.

            - Брось. Разве ты никогда не мечтал о лучшем мире? Не о поповском рае… - Джеймс осёкся и обратился к отцу Энтони – Прошу простить, преподобный. – тот недовольно махнул рукой. – А о реальном, настоящем лучшем мире?

            - Не знаю. Во всяком случае пока я воочию, своими глазами не увижу хоть что-то чтобы хоть как-то доказывало возможность существования такого мира, я в него не поверю. – ответил штурман.

            - Я тоже прочитал «Час быка». – вставил отец Энтони и продолжил: – Этот роман как бы подтвердил одну мою мысль.

            - Какую же? – поинтересовался кибернетик.

            - Видите ли, у меня были подозрения, что Господь поместил нас всех в ад, то есть наш мир и есть ад. Мы в нём родились и выросли в страданиях, доставляемых социальной неблагоустроенностью, то есть, мы живём в аду. Собственно говоря, теория инфернальности, о которой говорит Ефремов на мой взгляд именно об этом.

            - Если исключить бога, то в ваших, словах, святой отец есть доля истины, наш мир действительно во многом напоминает ад, разница лишь в степени инфернальности. – ответил Джеймс.

            - Надеюсь, то, что я сейчас сказал, останется, между нами. Если церковное начальство узнает об этом, меня могут посчитать еретиком и лишить сана.

            - Насчёт этого не переживайте, мы никому не расскажем, что вы еретик. – с добродушной улыбкой уверил его Ричард.

            - Что ж, Торманс мы покинули. Вперёд к новым мирам! – многозначительно вставил Джеймс. И как бы в подтверждение его слов, в этот момент раздалась команда командира:

            - Все по местам. Начинаем вхождение внутрь воронки.

 

    1. Обитель гармонии.

 

            Весь перенос занял около часа, во время которого астронавты испытали перегрузки, примерно такие же как когда они покидали Землю. Как только корабль выскочил с другой стороны туннеля, вновь наступила невесомость. Взору астронавтов открылись сразу две почти равновеликие планеты, которые вращались вокруг общего центра масс. Внешне они были похожи друг на друга и одновременно похожи и на Землю, отличаясь от неё лишь расположением, формами и размерами материков, а также отсутствием ледяных «шапок» на полюсах. По размерам они незначительно превосходили родную планету и имели порядка 13-13,5 тысяч километров в диаметре, что радовало, поскольку обещало и схожую силу тяготения. Вскоре, с оказавшейся ближе планеты показались два летательных аппарата, каплеобразной формы, которые при приближении к «Фобертору», замигали зелёными огоньками по серебристо-красноватым бортам, как бы намекая следовать за ними, что экипаж челнока и сделал. Спустя несколько часов, «Фобертор», благополучно приземлился на чужую планету. Пока корабль спускался, земляне, смогли мельком разглядеть города инопланетян, а также заметить, что на планете очень много растительности и водоёмов. Они опустились неподалёку от одного из городов, прямо на широкую трассу ведущую в город. Датчики состава атмосферы показали, что планета вполне пригодна для жизни человека. В свою очередь, перед люком челнока, из которого должны были выйти астронавты, появились три автомата парящие в полуметре над поверхностью, которые судя по их действиям должны были обеспечить защиту от земных бактерий, которые могли привезти астронавты. Бортинженер открыл внешнюю дверь и спустил трап. Тревис, оказавшись первым огляделся и сделал несколько шагов. За ним вышли командир и врач. Автоматы тут же просканировали их с ног до головы, а также сам проход. Остальные члены экипажа также не преминули покинуть корабль.

            Взору астронавтов предстал город, к которому вела прямая дорога сиреневого цвета. Сама дорога была, по-видимому, покрыта каким-то пластиком, выглядела очень чистой и как выяснилось устаревшей, поскольку приближавшаяся из города открытая платформа с двенадцатью местными жителями, просто парила над поверхностью на высоте около полуметра, как и встреченные ранее дезинфекторы. Платформа имела полупрозрачные стойки и поручни, за которые можно было держаться во время передвижения.

            - Да ведь это авиетка! – воскликнул Ричард.

            Ещё одним приятным сюрпризом было то, что внешне они выглядели также как люди. Это были 8 парней и 4 девушки, которые с любопытством смотрели на пришельцев и приближаясь к «Фобертору» замахали руками над головой. Астронавты, рассудив это как символ приветствия, ответили тем же. Наконец, платформа подлетела к землянам на расстояние десяти метров и опустилась на поверхность дороги. По мере их приближения, земляне смогли заметить, что местные обладали правильными чертами лица, что ещё больше улучшало эстетическое восприятие. Один из парней сошёл первым и сделал несколько шагов к астронавтам.

            - Скорее всего это старший группы. – предположил Джон.

            В руках, он держал прямоугольный предмет, напоминающий гибкий планшет. Подойдя к пришельцам на два метра, он вытянул прямоугольник перед собой и на нём стали появляться различные предметы, с интервалом в 5-7 секунд. Среди них были как знакомые, землянам, так и не знакомые образы. Всего показались порядка двадцати предметов или объектов. Затем повторилось то же самое, но теперь при появлении каждой новой картинки, встречающий, произносил какие-то слова, которые по-видимому соответствовали названию предметов на их языке. По окончании демонстрации, парень сделал приглашающий пас рукой и на прямоугольнике вновь стали появляться те же изображения. Поскольку астронавты молчали, то после показа шестой картинки он снова сделал приглашающий жест и изображения пошли сначала.

            - Кажется, он хочет, чтобы мы называли картинки. – догадался Эндрю.

            - Дерево. – назвал первую картинку Джон.

            - Облако, горы, звезда, птица – называли астронавты знакомые изображения, хотя последняя картинка была с представителем местной фауны, но по общему очертанию можно было сказать, что это была именно птица. Затем появилось изображение какого-то животного, каких нет на Земле, оно напоминало, что-то среднее между медведем и коровой, поэтому не зная, как это назвать сказали:

            - Это животное, но мы не знаем какое. У нас таких нет.

            Такая сентенция вызвала недоумение, у местных, они быстро сообразили и показали следующую картинку.

            - Змея, река, дорога, озеро. – продолжали Земляне. Далее шли несколько предметов, видимо каких-то незнакомых приборов и астронавты вынуждены были промолчать. Затем были показаны ещё картинки с изображением одежды, посуды, знаков, символизирующих то или иное движение. Наконец, видимо, удовлетворившись предварительным знакомством с языком пришельцев, встречающие пригласили астронавтов отправится с ними в город. Было решено, Стивена и Ричарда оставить на «Фоберторе», остальные же подошли к платформе с местными жителями и присоединились к ним. Платформа почти без звука поднялась над поверхностью дороги и стала плавно удаляться в направлении города.

            Город произвёл на астронавтов неизгладимое впечатление. Улицы города были очень широкими и чистыми, покрытыми всё тем же материалом, что и дорога, над которой они летели на платформе, только цвета покрытия были разными, но неизменно пастельных оттенков. Пешеходов на улицах было мало. На разной высоте беззвучно проносились летающие платформы, в основном меньше той на которой они прибыли. Здания города были примерно по 30-50 этажей и очень широкими. Практически всё было отделано каким-то полимером из-за чего вблизи дома казались будто пластмассовыми, но с большими окнами. Как заметили, впоследствии земляне, толщина стен соответствовала толщине оконной рамы, что говорило о большой надёжности материала стен.

            Наконец, их платформа остановилась у одного из зданий на пересечении розовой и голубоватой улиц. Им предложили войти внутрь. Как оказалось это здание было гостиницей. Астронавтов расположили в большом просторном номере с семью комнатами. Парень, который показывал им картинки, попросил одного из них пойти с ним, чтобы помочь им получше усвоить язык. Эндрю вызвался помочь в этом вопросе. Поначалу его не хотели отпускать одного, из соображений предосторожности, но Эндрю настаивал, к тому же он был постоянно на связи и его товарищи могли отслеживать его передвижение. Пока он отсутствовал, земляне осмотрели номер. В каждой комнате было установлено по две мягких кровати легко перемещаемых, что вызывало у них недоумение, но как выяснилось потом, такие номера предназначались для рабочих групп, прибывших сюда в командировку для выполнения тех или иных поставленных перед ними задач. Комнаты были достаточно просторными, они могли жить все в одном номере и встречаться в общей гостиной для обсуждений, что было весьма удобно. Учтено было и наличие в таких группах супружеских пар. Далеко не всякий номер люкс в отелях Земли мог бы сравниться с тем, что предстало перед глазами экипажа «Фобертора». Здесь не было никакой излишней вычурности, всё внешне очень скромно и в то же время рационально обставлено. Пока наши астронавты, раскрыв рты, осматривали номер, дивясь поразительному удобству мебели и множеству непонятных предметов, которые они не решались трогать, пролетел час и вернулся Эндрю с двумя местными парнями.

            - Хеллоу! – поприветствовал их один из парней на английском и далее уже он говорил на своём, а предмет в его руках, напоминающий по форме мобильный телефон, синхронно переводил это на английский.

            - Меня зовут Цеус. А это Сенг. – сказал он, указывая на второго парня и продолжил, кладя на стол семь небольших капсул в прозрачных пакетиках - эти капсулы нужно вставить в ухо. Это приборы-переводчики, а также ваши идентификаторы. Они помогут вам общаться с местными жителями и приобретать нужные вам вещи.  Делать это можно двумя способами. Первый, это когда вы не выходя из своего номера, посредством данного компьютера, - Цеус указал на широкий экран на стене и стал на нём ловко маневрируя пальцами извлекать различные информационные меню, которые заботливо уже были переведены на английский, что указывало на какую-то глобальную информационную централизацию существующую на этой планете, - Здесь вы сможете выбрать что вам требуется, будь то еда или одежда и это будет доставлено сюда. Второй способ отличается лишь тем, что вы можете сделать это и на улице, во многих местах установлены подобные экраны терминалы. Их легко узнать по светящемуся канту зелёного, синего или сиреневого цвета. Разница будет состоять лишь в том, что от вас потребуется указать куда именно следует доставить то, что вы выбрали.

            Пока он это рассказывал, астронавты стояли и слушали, буквально раскрыв рты от изумления. Первым пришёл в себя Тревис и спросил:

            - Подождите, а чем мы будем с вами расплачиваться? Наши доллары будут иметь здесь хождение?

            Оба местных парня рассмеялись. И до сих пор молчавший Сенг сказал:

            - Вы наши гости, на вас установлены гостевые бонусы, которые будут действовать до вашего отбытия, или же, если захотите остаться у нас, то включитесь в понравившуюся работу и станете также, как и все наши граждане работать на благо общества.

            - Я что-то не совсем понял, что значит «работать на благо общества»? – спросил Уильям.

            - Ну как что, любая работа, которая приносит пользу нашему городу, нашей планете, а если у вас есть талант учёного, то всей цивилизации. Вы приносите пользу обществу и взамен пользуетесь всеми необходимыми вам благами.

            - Чем дальше развивается научно-технический прогресс в обществе, тем больше удовлетворяются потребности каждого. – добавил Цеус.

            - Но деньги то у вас есть? Ведь должно всё это быть как-то регулируемо. В противном случае, что помешает мне, взять и набрать тонны различных вещей… - снова заговорил Уильям.

            - А зачем? – спросил Цеус.

            - Как зачем? Чтобы потом это кому-нибудь продать.

            - Кому?

            И тут Уильяма и других осенило. Ведь как кому-то можно что-то продать в положении, когда все имеют равный доступ к благам? Денежные отношения возможны только если у кого-то чего-то нет, то есть при наличии спроса и предложения на заведомо неравных условиях. Паузу, вызванную замешательством астронавтов, нарушил Джон:

            - Да, чуть не забыл, а как называются ваши планеты?

            - Та на которой мы сейчас находимся Цикорг, а соседняя – Мэлис. Посетите наш музей истории, думаю вы найдёте ответы на многие вопросы.

            - Спасибо вам, парни за то, что вы нам показали и рассказали. Всё это для нас очень неожиданно. На нашей планете действуют совсем другие законы. Нам нужно всё это обдумать.

            - В таком случае, мы вас оставляем. Желаем вам поскорее освоиться. Думаю, вам у нас понравиться. Если что-то понадобиться, или возникнут вопросы, назвав моё или его имя, ваши ушные приборы свяжут вас с нами. Хорошего дня! – сказал, прощаясь, Цеус.

            - Хорошего дня! – повторил Сенг.

            И вам. – почти хором ответили астронавты.

            Когда Сенг и Цеус ушли, Джон взял свою капсулу и подкидывая её на ладони, сказал:

            - Надо же, ведь это дешифратор.

            - Да именно он, только к нашему счастью размером отнюдь не с чемодан. – заметил Джеймс.

            - В времена Снегова, компьютерная техника имела внушительные размеры. Компактизация стала происходить после перехода на органические жёсткие диски уже в самом конце 20-го века. – добавил Уильям.

            Земляне, вставив в уши свои капсулы подошли к экрану компьютера. Меню было понятным, что позволило им быстро освоиться с управлением. О сколько приятных и неожиданных сюрпризов им предстояло узнать. Связавшись с кораблём, они выяснили всё ли в порядке с оставшимися на нём членами экипажа. Ричард и Стив ответили, что всё в норме. Было решено, что через пару дней они должны присоединиться к остальным, оставив корабль. На следующий день, наши герои отправились на прогулку по городу. Прохожих было немного, хотя город был довольно большим. Они поинтересовались у Цеуса почему так мало людей и он объяснил им, что большинство, либо работает, либо учиться, либо посещает какое-нибудь культурное мероприятие.

            Проходя мимо одного из домов, они увидели, как один из местных и два робота с множеством конечностей вскрыли поверхность дороги. Как оказалось, эта поверхность состоит из плит, которые можно заменять, когда они приходят в негодность, или если нужно заглянуть под них. Подойдя ближе, они поинтересовались у человека, что произошло и он довольно охотно пояснил им, что в этом месте, в подгрунтовом туннеле, застряла грузовая платформа. Она вышла из строя во время движения. В руках человек держал какой-то прибор, выглядевший как электронный планшет, на экране которого он производил какие-то манипуляции. Затем роботы подняли из туннеля тележку, которая напоминала минивагонетку, но без колёс, поскольку она летала над поверхностью внутри туннеля. Человек вытащил с борта тележки плоский пластиковый прямоугольник и заменил его таким же. Затем, роботы вновь спустили её в туннель и она, издав лёгкое шуршание быстро скрылась из виду. Роботы снова прикрыли плитой проём и очертание плиты тут же исчезло, слив её с основным полотном дороги.

            Оказалось, что все жилые дома и иные здания, связаны подземными туннелями со складами, откуда поставляется жителями всё необходимое, кроме крупных предметов вроде мебели, которые доставляются уже воздушным или наземным путём. Все летающие пассажирские и грузовые платформы связаны с единым городским центром управления, который направляет грузовые платформы по адресатам, а также помогает жителям находить свободные пассажирские по их запросу. В случае поломок, платформы прибывают в специальные ремонтные цеха, если же возникшая неисправность не позволяет этого, тогда к месту где данная платформа застряла направляются ремонтные мастерские, которые сами имеют размер как средняя пассажирская платформа, вроде той что прилетала за астронавтами, чтобы увезти их в город. Ремонтные мастерские представляют собой, по сути, специализированных роботов со множеством конечностей и набором инструментов и запасных частей. На мастерских также предусмотрено место и для инженера-оператора, на случай если ремонт потребует участия человека, как в случае с застрявшей в туннеле платформой.

            Жителям городов, будучи дома, на своих компьютерах требовалось лишь указать что они хотят и куда это нужно доставить. В кратчайшее время, система, собрав всё необходимое на грузовые платформы доставляет адресату. Для этого в домах, имеются специальные шахты, по которым и осуществляется доставка. Когда платформа с продуктами и прочими вещами прибывает, раздаётся музыкальный сигнал, в специальном месте стены открывается проём и человеку остаётся только забрать свои вещи, заботливо выгруженные на специальный помост. Сама же платформа отправляется за следующим заказом. Как пояснил потом Сенг, когда-то поначалу хотели осуществлять доставку по воздуху, но это приводило к обилию мельтешащих платформ, которые тогда ещё не были снабжены отталкивающими полями, не позволяющими им приближаться друг к другу ближе, чем на полметра и часто случались столкновения. Теперь по воздуху доставляют только крупные предметы.

            Понемногу освоившись с техникой планеты, астронавты слетали за Стивом и Ричардом, которые успели заскучать. Все вместе они вернулись в город. Больше всего их стал интересовать вопрос: как это всё работает в экономическом плане? Они донимали Цеуса, Сенга и других цикоргцев своими вопросами, пока наконец у них не сложилась целостная картина. В целом, всё было устроено не так уж и сложно, но это было так неожиданно, необычайно и в то же время целесообразно и рационально. Планеты, к непроходящему удивлению землян, представляли собой единую страну, единую цивилизацию без какого-либо намёка на какие-то национальные или расовые различия, что ещё сохраняются на Земле. Всё управление сосредоточено в единой кибернетической системе, которая учитывает выполняемую людьми работу, оценивает его определёнными условными баллами-бонусами, часть которых начисляется самим людям в виде специального баланса, а часть распределяется на поддержание инфраструктуры планет, воспитание детей, их дальнейшее обучение, медицинское обслуживание, развитие науки и защиту от внешней угрозы, которая исходит от время от времени пролетающих астероидов, которые либо отталкиваются специальными силовыми полями, либо уничтожаются. С повышением производительности, количество начисляемых и распределяемых баллов-бонусов увеличивается. Таким образом благосостояние жителей постепенно, но неуклонно только повышается. Все взрослые люди трудоустроены и работают по специальности, либо выбирают занятие в соответствии со своими наклонностями. Система выстроена таким образом, что всякий труд созидательный и творческий, работу, связанную, непосредственно, только с физическими нагрузками, выполняют роботы. Рабочий день условно нормирован и составляет около 2-х часов, что и позволяет обеспечивать стопроцентную занятость населения. Люди отзывчивы и всегда готовы придти на помощь друг другу. Всё построено по принципу: «Ты работаешь на благо общества, которое работает на тебя». Дети с младенчества воспитываются в специальных педагогико-образовательных заведениях, в группах по 12-15 детей, которые растут и развиваются вместе, при этом свободно общаются со сверстниками из других групп, а родители их периодически навещают. Путешествуя по городу, они не встретили кладбища и поинтересовались у Цеуса и тот охотно объяснил им что тела умерших кремируются высокотемпературным плазменным лучом, в результате чего, от тела остаётся только дым. Но чтобы увековечить память о человеке, созданы небольшие «дома поминовения», куда приходят родственники, чтобы вспомнить своих родных. В «домах поминовения» установлены специальные пульты с экраном и небольшой площадкой перед ним. Если задать нужное имя, то появляется голографическое изображение самого человека, а на экране высвечиваются его прижизненные достижения и высказывания. Кроме того, голограммы публичных людей могут повторять некогда осуществлённые человеком выступления. Все важные для цивилизации решения, принимаются путём электронных голосований. Высокая образованность, широчайший кругозор и свободный доступ ко всей доступной информации, в рамках современных научных знаний, позволяет жителям быть компетентными практически во всех вопросах окружающей их действительности. Землян не раз поражала бесподобная эрудиция и прекрасная память жителей Цикорга. Им уже начинало казаться, что они находятся в каком-то просто идеальном, сказочном мире. Но на самом деле, это оказалось лишь следующим этапом в развитии цивилизации. Как-то встретив пожилого человека на улице, астронавты спросили его:

            - Скажите, а вот дети, они что у вас никогда не шалят?

            - О, как дети могут не шалить. Им ведь надо куда-то девать энергию. Вон, посмотрите на тех сорванцов. – при этом прохожий указал на группку мальчишек и девчонок в конце улицы, - Видите, что они делают? – Они катаются на роботах-уборщиках, которые чистят улицы. Из-за них, роботы, из соображений безопасности, замедляют движение и поэтому не успевают закончить свою работу вовремя.

            Каждый из астронавтов вспомнил о своих проказах и они невольно улыбнулись.

            Джеймс замялся, но преодолев смущение, спросил:

            - Простите, если мой вопрос покажется вам бестактным. Сколько вам лет?

            - Мне двести тридцать четыре года. А что я выгляжу слишком старым? Это вы бросьте, я ещё достаточно бодрый! – выпалил старик за раз, лукаво улыбнувшись в конце фразы.

            Астронавты остолбенели и только Джеймс, который смекнул, что столь развитая цивилизация должна иметь и развитую медицину, и долголетие жителей. Старик лишь подтвердил его догадку.

            - Удачи вам и добра! – пожелал ему Джеймс.

            - И вам, молодые люди. – с этими словами старик быстро зашагал по своим делам.

            Вот что значит гуманное общество. Здесь всё для человека, наука, культура, образование, свобода для творчества. Созидай и радуйся жизни. Радуйся за себя и других. – ликовал Уильям.

            - И всё же человек не идеален, в каких бы условиях он не находился. – сказал Джон.

            - Да это и не требуется. Достаточно, чтобы он был порядочным. – Ответил Джеймс.

            - Наши моральные качества, особенности характера и склонность к доброте и делают нас людьми. -  подытожил проповедник.

            - Да, они явно достигли гораздо больших высот, не только в научно-техническом плане, но и в морально-нравственном. У них нет тех пороков что есть в нашем обществе, поскольку у них попросту отсутствует корыстолюбие. Им незачем хапать отовсюду, но при этом полностью удовлетворена потребность в самореализации. Хочешь быть врачом – будь им, хочешь инженером, писателем, художником, учёным – будь им. Но при всём при этом они ведь по факту остаются людьми, не сверхчеловеками, не богами, а людьми. – заключил Джон.

            - Как и экипаж «Тёмного пламени» - многозначительно заметил Тревис.

            - Но как им удалось добиться таких результатов? – вопрошал Ричард и продолжил, отметив скорее для себя, чем для окружающих: - Всё же мне не до конца ясно как они смогли уничтожить, или изжить само понятие «бизнес»?

            - Нам скоро возвращаться, а мы ещё не успели посетить музей Истории. – напомнил Джеймс, - Может там мы найдём ответ и на этот вопрос.

 

    1. Музей Истории.

 

            На следующий день, земляне отправились в музей Истории. Он находился на Мэлис. Цеус любезно согласился проводить их до космопорта, где они сели на специальный пассажирский корабль, напоминавший суда на подводных крыльях, что ещё местами встречаются на Земле. Весь перелёт занял несколько минут. Прибыв на Мэлис, астронавты взяли летающую платформу и отправились к музею. Здесь практически всё, было, как и на Цикорге, такие же дома, цветные улицы. Наконец они подлетели к музею Истории. Это было огромное здание, очень широкое и отличающееся от остальных не только размерами, но и внешним видом. На нём было очень много различных статуй, людей, животных, обширные горельефы изображавшие какие-то события из истории жителей этих планет. Войдя внутрь, земляне оказались в огромном зале фойе с множеством вычурных орнаментных элементов. В середине зала стояла девушка в сиреневом серебристом костюме. У неё были фиолетовые волнистые волосы, спадающие ниже плеч, украшенные серебристо-синеватой брошью, стилизованной под сияющую звезду, что делало её несколько похожей на земную андалузянку с розой в волосах.  Её большие синие глаза приветливо смотрели на удивлённых землян.

            - Здравствуйте. Добро пожаловать. Меня зовут Чеди. Я буду вашим гидом по музею.

В этот момент все прочитавшие «Час быка», буквально спонтанно, с нескрываемым восторгом, но негромко воскликнули: «Чеди!», а отец Энтони даже занёс руку чтобы перекреститься, однако подумав о том, как это глупо выглядело бы со стороны остановился и опустил руку. Все понимали, что это всего лишь совпадение, но какое совпадение. У них просто «ёкнуло сердце» когда она произнесла своё имя.

            - Что случилось? Почему вы так отреагировали на моё имя? Оно вам не нравиться?

            - Нет, нет. Что вы. Всё в порядке. У вас замечательное имя. И сама вы тоже очень красивая. – хором загалдели земляне.

            - Не обращайте внимание. Давайте начнём осмотр – предложил Джон пытаясь подавить смущение.

            Девушка пригласила их следовать за ней и они вошли в первый выставочный зал. Зал имел форму шара через центр которого проходила дорожка со стеклянными стенками и светящимися фосфоресцирующим светом длинными продольными поручнями. В центре стояла тумба с наклонным экраном. Стены шара представляли собой будто единый экран, на котором высвечивались видимые с планет звёзды, другие планеты, астероиды и кометы их системы. Чеди подошла тумбе и сделав несколько движений пальцами по экрану «оживила» стены. Сначала они погасли, а затем на мгновенье появилась светящаяся точка, которая вдруг взорвалась, покрыв всю округу светящейся пылью которая стала разрастаться пока не поглотила всё пространство на шаровом экране стен зала.

            - Так начала своё существование наша Вселенная. Огромное облако первичного вещества стало основой для зарождения звёзд и их систем. Многие миллионы лет занял этот процесс. Параллельно со звёздами, из более твёрдых и тяжёлых частиц стали образовываться и планеты. Когда планеты стали остывать, на некоторых из них возникли условия для формирования белковых молекул, а с ними и первичных простейших живых организмов.  – всё это время, то, о чём говорила Чеди появлялось на стенах зала. Она сделала паузу, чтобы экскурсанты смогли получше разглядеть. Они смотрели во все стороны с нескрываемым любопытством и восторгом. Через несколько минут она продолжила, - Когда уровень развития нашей Цивилизации позволил нам выход в дальний космос, мы смогли пополнить наши знания о жизни, а поскольку белковая жизнь зарождалась примерно одинаково, то изучая этапы эволюции жизни на планетах, находящихся на разных стадиях развития жизни. Вот, например, на данной планете – на стенах возникло изображение пустынной водянистой планеты, о которой говорила девушка, - жизнь только зарождается и присутствует в виде мельчайших одноклеточных микроорганизмов. А вот здесь – появилось изображение тоже пустынной, но уже с некоторыми следами растений, - уже присутствуют и высшие формы жизни. Помимо растений там есть и мелкие животные. А здесь уже господствуют высшие формы жизни. – при этих словах астронавты увидели густо поросшую лесами планету, приблизив поверхность они увидели огромных слоноподобных существ.

            - Здесь, продолжала Чеди, а всё что она рассказывала тут же отображалось на стенах, - возобладали млекопитающие, на других планетах можно встретить крупных рептилий, или же наоборот, животные в основном очень мелкие, но при этом повсюду огромные грибы и деревья, многие из которых плотоядные. Всё это позволило нам больше узнать и родной планете, о Цикорге. Именно на ней зародилась жизнь. Мэлис была колонизирована гораздо позднее, когда наша Цивилизация почти достигла сегодняшнего уровня. Все планеты, на которых появились разумные формы жизни, проходят свой цивилизационный путь примерно одинаково, проходя одни и те же стадии развития, с разницей лишь в местных особенностях, специфических для каждой Цивилизации, длинной формационных периодов и выходом из предпоследней формации. Эти периоды мы рассмотрим более подробно при прохождении следующих залов.

            - У меня вопрос. - сказал Джеймс.

            - Слушаю вас. – ответила Чеди.

            - Если все проходят одинаковый путь развития, то почему выход из предпоследней формации, как вы сказали, может отличаться?

            - Дело в том, что к тому времени, когда развитие производительных сил становиться близким к необходимости обобществления результатов труда одновременно с экономической и с технической, а соответственно и политической стороны, цивилизация к тому времени уже успевает освоить ядерную энергию. Отжившая формация, умирая может её использовать как оружие массового поражения и тем самым положить конец не только пришедшему ей на смену новому, но и самой разумной цивилизации планеты как таковой. Такое мы уже наблюдали на двух планетах, когда эти планеты были обнаружены, прибывшие к ним наши звездолёты застали их в состоянии ядерной зимы. Все высшие формы жизни, за исключением глубинных обитателей океанов были уничтожены.

            Астронавты были ошеломлены услышанным. Чеди сделав паузу, предложила пройти в следующий зал.

            Пока они шли по дорожке в противоположный конец шара, Джеймс подошёл к преподобному Энтони и не без иронии, заметил ему:

            - Что же вы, святой отец, не просветили заблудшую о роли бога во всём этом?

            Кохен отстранился от него, а Джон, взяв под руку Джеймса, сказал ему:

            - Не издевайся. Разве ты не видишь, возможно, что он только что потерял веру в то, во что верил всю жизнь. Ему сейчас нелегко. Ломка мировоззрения, к которому ты привык, обычно происходит тяжело. Так что лучше не трогай его.

            - Ты прав, я как-то не подумал. Меня так подмывало подшутить, что я не сдержался.

            Войдя в следующий зал, они оказались уже в более обычной, прямоугольной комнате со стенами экранами.

            - В этом зале вы сможете познакомится с первой общественно-экономической формацией, то есть первой и самой примитивной стадией развития разумной цивилизации.

            Астронавты увидели группы обезьяноподобных существ с копьями и дубинами.

            - Примерно так выглядели наши далёкие предки. А вот представители первых разумных существ с другой планеты.

            Взору землян открылись такие же группки, тоже с копьями и дубинами, но похожи они были не на обезьян, а скорее на крокодилов, у них были продолговатые лица и более цепкие, чем у человека, руки. По мере же их эволюционного развития, они всё больше становились похожи на людей.

            -«Cor serpentis» - «Сердце змеи». – проговорил Уильям.

            - Я тоже вспомнил этот рассказ. – тихо сказал Джон.

            Энтони густо вспотел. Окружающие поспешили к нему поняв, что ему нехорошо. Чеди подошла к небольшому выступу у стены и открыв створку в экране извлекла оттуда небольшой флакон. Затем подошла к Энтони и предложила понюхать. Тот сделал вдох и сразу же почувствовал облегчение.

            - Спасибо. – поблагодарил он и добавил: - какой интересный запах. Мне стало не только легче, но даже я почувствовал себя бодрее.

            - Вы будто сильно понервничали. – сказала Чеди.

            - Раньше, нечто подобное я видел в фантастических фильмах, но я и подумать не мог, что… - он сделал паузу взвешивая слова, он подумал «что всё это создал не бог, что всё происходит отнюдь не по его воле» но произнёс:  что всё это реально, что всё это на самом деле. И что всё происходило и происходит в силу естественных причин.

            - Ну да, а почему вас это удивляет?

            Джеймс хотел что-то сказать, но Джон снова одёрнул его.

            - Нет, теперь уже больше не удивляет. Мне уже лучше, пожалуйста, продолжайте свой рассказ. – ответил Энтони.

            - У меня есть вопрос. – сказал Уильям.

            - Слушаю вас.

            - Почему существа, обретшие разум, так или иначе, похожи друг на друга? Какой здесь критерий отбора?

            - Чтобы существо, в процессе своей эволюции приобрело разум оно должно соответствовать трём необходимым признакам. Иметь достаточно большой мозг, развитые конечности и способность к членораздельной речи. Но чем больше развивается их разум они всё больше начинают быть похожими на нас.

            - Странно, что ты этого не знал. – проговорил Джеймс. И добавил, впрочем, учитывая, что ты не биолог всё скатывающийся вниз уровень образования, то уже не удивительно.

            - Во всяком случае, теперь и я понял, почему наши киты, обладая большим мозгом так и не стали разумными. Ласты, всё-таки, не руки. – вставил Джон, улыбаясь.

            - Именно так. – ответила девушка и продолжила, - Поначалу, древние люди занимались собиранием съедобных плодов и кореньев, охотились на диких животных, при этом постоянно ведя борьбу за существование как с природой, так и с другими племенами. Это был период зарождения первичных и примитивных представлений об окружающем мире. Явления природы, наблюдаемые людьми, в виду отсутствия научных знаний, объяснялись действиями мифических существ, которых они придумали сами. Скажем, разжигание огня трением, объяснялось как магический ритуал вызова духа огня. Дождь насылал дух дождя и так далее. В дальнейшем, суеверные представления постепенно обобщались и систематизировались в некую идеалистическую концепцию, называемую религией.

            - Религия есть систематизированные суеверия. – торжествующе заключил Джеймс.

            - Да. Надо сказать, что первичный формационный период был очень жестоким временем. Поскольку способностей к полноценному освоению природных ресурсов ещё не было, захваченных представителей враждебных племён чаще всего убивали, так как не могли содержать пленников. Но постепенно люди научились приручать скот. Скотоводство дало уже больше ресурсов для выживания. С развитием скотоводства оформился процесс образования собственности, появились орудия труда позволяющие добывать больше ресурсов, чем ранее. Кроме того, теперь захваченных в плен не убивали, а заставляли на себя работать. Так появилось рабство. Этому периоду истории посвящён наш следующий зал.

            Этот зал был больше предыдущего. Здесь были большие экраны на стенах, вокруг которых, расположились цветные горельефы изображающие различные орудия труда, оружие той эпохи, древние города и их жителей.

            - Период рабовладения характеризуется также, появлением первых государств. В своё время, один из наших выдающихся философов Фрэн, написал книгу: «Происхождение государства, семьи и частной собственности», в которой подробно описал, то как и почему зарождались древние государства. Эта книга для вас переводиться на английский и скоро вы сможете её получить и ознакомится. Она поможет вам разобраться с общецивилизационными процессами, через которые проходят разумные формы жизни, в ходе своего развития.

            - Мы будем вам очень признательны за это. – от имени землян сказал Джон.

            - Не благодарите, вы наши гости и мы хотим, чтобы вы многое поняли и о нас, и о себе. – улыбнувшись ответила Чеди и продолжила, - Так вот, когда цивилизация достигла рабовладельческой стадии, стали появляться и первые государства, во главе с монархами, обладавшими почти неограниченной властью над подчинёнными. Этот период характеризуется расцветом торговли и ремёсел, а также жесточайшей эксплуатацией рабов. По мере развития производительных сил, появлением новых производственных орудий, начался период отмирания прямого рабовладения и зарождения нового общественно-экономического уклада. Ему посвящён наш следующий зал. Пройдёмте.

            Астронавты вереницей последовали за Чеди. В этот момент они напоминали утят, послушно идущих за мамой уткой. Следующий зал напоминал предыдущий, с той лишь разницей, что здесь было много картин различного содержания и множество больших и маленьких скульптур, что само по себе уже говорило о том, что на данном этапе, цивилизация вступила на новый уровень не только политический, но и культурный. Девушка показывала гостям с Земли документальные материалы, касающиеся феодальной эпохи. Многое из того, что увидели на экранах и наглядных экспонатах, астронавтам было знакомо, несмотря на то что они касались развития цивилизации иной планеты, что ещё раз доказывало в общем единый путь развития, отличающийся лишь частностями. Когда же Чеди, стала рассказывать о конце феодализма, о буржуазных революциях, о возникновении следующего общественного строя, астронавты заволновались. Ведь в следующем зале, по логике событий, должен быть представлен их мир. Когда Чеди позвала их в следующий зал, они не сразу последовали за ней. Масса чувств переполняла их, но наконец преодолев робость, они решились войти в зал капитализма. Это была прямоугольная комната, по сторонам от входа в которую располагались различные скульптуры, образцы, как это назвали бы земляне, попкультуры. Здесь были фотографии самых разных людей с микрофонами, с книгами, которые в целом, при объёмном просмотре, представляли собой подобие чёрной тучи в левом углу которого расположился скромный светлый «букетик цветов» составленный тоже из лиц с микрофонами и книгами, но лица у них отличались какой-то вдумчивостью, они больше всего напоминали людей Цикорга и Мэлис, однако их было очень мало по сравнению с основной тёмной массой.

            Остальные же стены представляли собой три огромные картины во всю стену. На левой стене была картина, название которой Чеди перевела как «Аутодафе свободомыслия». В центре картины была изображена красивая женщина, привязанная к столбу, под которым были сложены поленья для костра. Женщина гордо и с презрением смотрела вправо, где расположились судьи. Их было трое: за судейским столом сидели люди, олицетворявшие Религию, Власть и Силу. Первый был одет в одежды высокопоставленного священнослужителя вроде епископа, второй представлял собой тучного человека, одетого в чёрный фрак и чёрный высокий цилиндр, перепоясанного золотой цепью. Он являл собой некий образ, составленный из сочетания чёрного, белого и золотого – образ, персонифицированного капитала. Он восседал в середине стола и был раза в полтора крупнее тех, кто сидел от него справа и слева, как бы давая понять, что он и есть власть, и он тут самый главный. Следующим был щуплый, одетый в коричневую форму мерзкий тип. В головах астронавтов возникла одна ассоциация – фашист. Далее, ниже от судейского стола располагался стол прокурора, которого олицетворял мужчина, толи в военной, толи в полицейской форме, множество золотых деталей на его форме говорило о высоком звании прокурора. Он стоял и гневно обращался к осуждённой. Ещё ниже, чуть левее от прокурора стояла группка людей в различных религиозных одеяниях, что указывало на их принадлежность к разным конфессиям. Они активно жестикулировали, как бы посылая проклятия в адрес связанной женщины. Возле самой женщины, ниже слева стоял адвокат. Это был человек в очках и сером костюме с бородкой и усиками – «учёный» - самопроизвольно возникала ассоциация. Он гневно размахивал поднятой вверх, сжатой в кулак, рукой, всем своим видом подчёркивая своё возмущение творящейся здесь несправедливостью.

            - Скажите, Чеди, а разве данная картина не соответствует более предыдущей эпохе? – спросил Джеймс.

            - Это так может показаться, но как видите председательствует на данном суде не король и не глава религиозной концессии – он здесь на вторых ролях, - а влиятельный бизнесмен, олицетворение капитала. Поскольку вся капиталистическая формация, идеологически построена на лжи и извращении истины, то для капитализма характерно поддержание основной массы в невежестве, что достигается путём внедрения платного более-менее качественного образования – а это сразу же закрывает доступ основной массе населения к полноценному, насколько это возможно в рамках капитализма, образованию. Место университетов, для большинства малоимущих оказывается занято религиозными институтами, которые помогают удерживать их в подчинении. Не имея соответствующих знаний, работающие на предпринимателей люди, либо не осознают того, что их эксплуатируют, либо свыкаются с ложным выводом: «Так было всегда и ничего сделать нельзя». Тем не менее, наступает момент, когда народный гнев доходит до состояния сингулярности и тогда, при наличии здоровых сил способных повести за собой массы, происходят социальные революции приводящие к смене формации. Хотя, учитывая, что у революционеров ещё нет опыта построения нового, более совершенного общественного устройства, зачастую происходят контрреволюции и тогда, всё, временно, возвращается в состояние предыдущей формации. Однако, новый виток эксплуатации приводит к новой сингулярности недовольства масс и соответственно, к новым революциям, пока новые, здоровые силы не учтут прошлых ошибок и не сделают прогресс развития общества необратимым. Если, конечно, как я указывала ранее, силы старого мира не прибегнут к оружию массового поражения и не уничтожат ростки нового мира вместе с собой.

            Картина на правой стене, называлась «Торжество капитала». На ней был изображён огромный золотой танк, на башне которого восседали те же персонажи, что председательствовали на суде в картине напротив. Первым к зрителям находился «фашист» с длинным копьём, в центре толстяк в цилиндре, а за ним, стоя с вытянутой рукой, в которой зажат религиозный символ, был изображён священнослужитель, как бы благословляющий происходящее. Танк наполовину подмял под себя женщину также похожую на ту, что изображена на ранее рассмотренном изображении. В руке она держит алое знамя, древко которого, переломлено гусеницей танка. Рядом с ней находиться крепкий мускулистый парень – «Рабочий», который будто ринулся ей на помощь, но был проткнут копьём «фашиста». Чуть поодаль, стоят люди, которые возмущены этим, но их очень мало. Ещё дальше от них тоже стоят люди, количество которых заполняет весь фон картины, но они стоят погружённые в ядовитый жёлто-зелёный туман, зелёная часть тумана распространяется высокой башней находящейся в правой части картины, за танком и напоминающей телевизионную вышку, а жёлтая от затерявшихся среди толпы чёрно-жёлтых людишек что-то нашёптывающим остальным – националисты, как пояснила Чеди. Таким образом показаны официальный и скрытый от внешних глаз методы буржуазной пропаганды.

            Третья, центральная композиция, имела название - «Апофеоз стремлений». В центре картины располагались семь аналогичных толстяков в чёрных цилиндрах, вроде тех, что показаны на предыдущих картинах, но здесь они олицетворяли ещё и расовые отличия. Семь их было, как пояснила Чеди, по числу материков на Цикорге. Двое были белыми, двое чёрными, двое смуглыми и один раскосым. Каждый из них восседал на золотом троне. Троны были связаны между собой толстыми тросами, от которых тянулись к низу более тонкие тросы, опутывающие находящихся внизу людей. По этим тросам-канатам лились анимированные золотые струйки от охваченных ими людей, наверх к властителям мира. Таким образом, толстяки в цилиндрах напоминали пауков, вытягивающих жизненные соки из остальных людей. Рядом с каждым толстяком-пауком также находились по две известные уже фигурки священника и фашиста, а также телевизионная вышка, распространявшая ядовитый туман определённого цвета вниз. Все семь цветов тумана были различными оттенками жёлтого, зелёного и коричневого. В нижнем правом углу, располагалась надпись. Чеди перевела её: «Грош тебе цена как человеку, если всё к чему ты стремишься сводиться к мечте стать жирным пауком, объедающим других».

            Астронавты несколько минут пристально рассматривали эту картину, временами оборачиваясь на боковые. На их лицах было смятение, которое переросло в вопросы, которые посыпались на Чеди:

            - Как вам удалось победить этих пауков?

            - Как вы смогли убить желание стать пауком у людей?

            - Люди веками жили, подавляя друг друга и вдруг перестали. Что произошло?

            Земляне просто не могли скрыть своих эмоций. Они смотрели на Чеди, подобно путникам, долго странствовавшим по пустыне и теперь оказавшимися перед девушкой с кувшином воды, который она собралась им протянуть.

            - Скажите, разве общество когда-нибудь было однородным? – начала с вопроса свои разъяснения Чеди и сама же на него ответила, - Нет, никогда. Пока существуют эксплуататоры, какую бы изощрённую пропаганду они бы не вели, а надо сказать, на заключительной стадии капитализма, слуги буржуазии, формирующие общественное мнение, достигли пика своего мастерства. Они научились очень грамотно и методично манипулировать сознанием людей, внушать им нужные правящей элите императивы. Когда-то отец-основатель системы манипулирования, ярый реакционер и идеолог капитализма Йоз Геб, сказал: «Дайте мне в подчинение средства массовой информации и я любой народ, превращу в стадо бездумных животных». Через многочисленные развлекательные шоу, через телевизионные сериалы, взывающие к эмоциям, учащие голосовать сердцем, а не разумом, отупляющие религиозные передачи и так далее. Главная цель у всего этого – отучать людей от самостоятельного мышления. Заставить людей забыть, про то, что они ежедневно обогащают хозяев, отдавая на работе свои часы жизни, силы и энергию, при этом сами едва-едва сводя концы с концами, непрестанно себе в чём-то отказывая и экономя. Отдельно стоит упомянуть положение женщины в буржуазном обществе. Воспитание, которое они получают сводится к тому, чтобы найти как можно более состоятельного мужчину и сесть ему на шею. Женщине с буржуазным, мещанским сознанием неважно откуда у мужчины деньги, важно лишь то, чтобы они у него были. А это бумерангом возвращается к женщине в виде унизительного отношения к ней. Впрочем, политическая безграмотность удел большинства людей обоего пола, поскольку вся пропагандистская машина направлена именно на это, на воспитание малограмотного обывателя, готового по зову рекламных гуру продавать последнее, чтобы приобрести какую-нибудь модную безделушку, которая уже через несколько месяцев, станет уже не такой модной, поскольку выйдет новая модель.

            - Но как людям несведущим в политике выбраться из этого порочного круга? – спросил Уильям.

            - Тут дело в двух вещах. Во-первых, как я уже сказала, общество неоднородно. Внутри него всегда находились люди, которые трезво оценивали ситуацию, понимали происходящее и старались донести это до масс. С переменным успехом, но они делали это пользуясь всеми доступными методами, не всегда правильными, иной раз наивными. Во-вторых, в самой буржуазной пропаганде содержаться противоречия. Например, очень распространённым явлением, в капиталистическую эпоху, была пропаганда патриотизма – любви к буржуазному отечеству, которая провозглашала любовь к общей родине и провозглашала единство нации. Но наряду с ней шла и бизнес-пропаганда, когда разные учителя коммерции…

            - Коучеры. – нетерпеливо перебил Стивен.

            - Да, коучеры, если так у вас их называют. – продолжила Чеди, - Так вот, они учат людей делать деньги на других людях, неважно это друзья, родственники или незнакомые люди, главное прибыль. Продай дороже – получи навар. Запасись терпением, продавай дешевле чем у конкурента, продавай по себестоимости, продавай ниже себестоимости, дождись, когда он обанкротится и быстро верни себе всё потерянное с лихвой. Человек человеку зверь, учат коучеры. И вот тут, у тех, кто не утратил человеческого облика и разума, начинают возникать сомнения. С одной стороны говорят о единстве нации, а с другой – каждый за себя и все друг другу враги. О каком единстве может идти речь, там, где есть бизнесмены и наёмные работники? Ведь первые живут за счёт перманентного ограбления вторых. Всё это, в той или иной степени, заставляет людей усомниться в правдивости буржуазной пропаганды. Зреют гроздья гнева. Проиграли один бой, второй, третий – что поделаешь, иногда опыт приходит с шишками на голове. И в один прекрасный день, доведённые до крайности люди, если у них в вожаках оказываются революционеры, опрокидывают буржуазную власть и устанавливают новый порядок. Если же революционеров не оказывается, то всё временно заканчивается лишь сменой главы государства и правительства, не затрагивая самой системы. В этом случае, через какое-то время недовольство населения вновь начинает расти. И так продолжается пока не произойдёт настоящей Революции. Однако, победа Революции в одной стране, это ещё не победа на все планете. А это значит, что государство нового типа окажется во враждебном окружении реакционных государств, которые не преминут возможностью, путём как прямой интервенции, так организацией внутренних диверсий уничтожить его. Это будет первая большая опасность для Революции. Вторая, состоит в отсутствие опыта у строителей нового мира. Они могут наделать много ошибок, что может привести к контрреволюции и восстановлению старых порядков. В итоге, новым прогрессивным силам придётся всё начинать заново, с учётом прежних ошибок. И так пока новая формация не победит окончательно.

            - А если у народа не окажется тех самых грамотных вожаков, но доведённые до отчаяния люди поднимут восстание и стихийно опрокинут прежнюю власть? – спросил Джон.

            - Что ж, бывали и такие случае. Так при отсутствии, либо недостаточном количестве прогрессивных сил, народный протест инспирируется извне, с целью руками народных масс свергнуть имеющееся буржуазное правительство и его главу и поставить точно такое же, но состоящее из нужных, заинтересованной стороне людей. История знает немало таких случаев, которые у нас получили название «цветных переворотов». В результате их, в большинстве случаев, положение народных масс только ухудшается. Но бывают иные варианты развития событий, которые ещё страшнее. Иной раз восставшие жители беднейших кварталов, доведённые до крайности нищетой и социальной несправедливостью, порождаемой капитализмом, стихийно восстают, опрокидывают правительство и начинают просто убивать всех, кого только заподозрят в принадлежности к прежней элите. В этом случае, во главе оказываются самые наглые и наиболее хорошо вооружённые криминальные элементы, устанавливающие свою открытую террористическую диктатуру. Бывали случаи, когда буржуазные слои, чтобы не допустить социалистической Революции, сами приводили к власти самые реакционные силы, исповедующие расовое, национальное, или религиозное, превосходство. Эти отморозки, оказавшись у власти, устраивали настоящий террор в отношении собственного населения, уничтожая наиболее активные и прогрессивные силы. Период их правления характеризуется как «цивилизованное варварство». Не зря, одна из наших известных прогрессивных философов того времени – Зора Лург говорила, что наш мир стоит перед выбором: «Коммунизм или варварство». Тем не менее, попытка буржуазии прибегать к открытой террористической диктатуре, носила временный характер. Террористическая диктатура капитала, либо снова переходила в форму скрытой диктатуры, то есть приобретала форму буржуазной демократии, либо свергалась социалистическим подпольем, а если уже имелось сильное социалистическое государство, то с опорой на него. Всё это, по сути, было лишь отсрочкой всепланетной Коммунистической Революции, поскольку, когда общественно-экономическое развитие и научно-технический прогресс подходят к тому моменту, когда старые методы хозяйствования уже становятся непригодны, все попытки их сохранить терпят крах. Таким образом, если какая-либо цивилизация не самоуничтожится в пожаре ядерной войны, то наступление Коммунизма можно только оттянуть, но не предотвратить.

            - Простите, но вы несколько раз произнесли слово «социалистическая Революция», а в конце сказали: «Коммунистическая Революция». Может я чего-то не понимаю, но есть ли разница между социализмом и Коммунизмом? – спросил Кохен.

            - Разница между «Социализмом» и «Коммунизмом» есть. Социализм – это первая фаза Коммунизма, то есть это уже Коммунизм, но на начальной стадии, когда ещё полностью не изжиты элементы рыночной экономики и ещё существуют страны и нации, включая капиталистические. Переход же к высшей стадии Коммунизма возможен только во всепланетарном масштабе, когда прекратят своё существование отдельные страны, нации и языки. Это тоже довольно долгий процесс становления нового человека, человека Новой Эры, свободного от старых предрассудков и открыто идущего в будущее. – с этими словами, Чеди пригласила астронавтов в следующий зал.

            - Одну минуту. – попросил Эндрю. – Как специалист по языкам, я должен вас об этом спросить. Вы сказали о едином языке, а каким критериям должен он соответствовать чтобы стать всепланетным?

            - Такой язык должен быть благозвучным и иметь единую письменно-фонетическую структуру, что и сделает его универсальным в том числе и для машин. Он может быть как синкретическим-синтетическим, либо выкристаллизоваться из одного из имеющихся живых языков, который будет наиболее всего соответствовать названным мною требованиям. – ответила девушка.

            - Единая письменно-фонетическая структура, то есть каждая буква соответствует одному звуку, никаких спаренных букв для обозначения одного звука. Я правильно понял?

            - Да, именно так.

            Следующий зал был больше всех предыдущих и наиболее богат как настенной росписью с барельефами и горельефами, так и электронными картинами. Здесь было много цветных голографических и каменных скульптурных изображений. Зал был будто разделён незримой границей, та часть зала что находилась ближе ко входу содержала больше каменных скульптур, а вторая половина больше голографических, как бы намекая на следующий этап научно-технического прогресса. В центре зала, располагалась серия исполинских фигур связанных единым сюжетом. Первая скульптура изображала мускулистого парня, разорвавшего на себе цепи, на которых свисают фигурки всё тех же толстяков в чёрных цилиндрах и фраках, священников и фашистов.

            - Данные скульптуры являют собой обобщающие образы. Первая, которую мы сейчас рассматриваем, это собирательный образ рабочего, скинувшего с себя бремя зависимости от власти капитала. – прокомментировала Чеди.

            На следующей скульптурной композиции, этот парень разбивал цепи на ногах девушки.

            - Освобождение женщины. – сказал Джеймс.

            - Совершенно, верно.

            - Был когда-то такой певец – Джон Леннон, так вот у него была композиция «Женщина - рабыня в этом мире». Я тогда, не особо придал значение словам этой песни. – прошептал Джон, подойдя к Джеймсу. – Помню его. Он был кумиром многих. Кстати, у него была и ещё одна интересная песня – «Imagine» («Представь») называлась – также шёпотом ответил Джеймс. – Точно. Чёрт возьми, да ведь он же пел про этот мир. Неужели он уже тогда знал каким будет будущее? – Каким оно должно быть. – поправил биолог.

            - Хватит шептаться, лучше смотрите! – прервал их Тревис, указывая на следующий скульптурный дуэт.

            Перед ними предстали парень и девушка, обращённые куда-то ввысь. Было похоже, будто они с вытянутых параллельно рук выпускают птицу, но вместо птицы, с их ладоней, как бы взлетала маленькая ракета.

            - Per aspera ad astra – сказал Энтони.

            - А что это означает? – поинтересовалась Чеди.

            - Это старинное латинское выражение, которое переводиться как «Через тернии к звёздам» и означает устремление к чему-то высокому и прекрасному.

            - Прекрасное название. Оно весьма подходит для всей скульптурной группы, ведь именно это она и означает. Преодоление оков старого мира и путь в прекрасное будущее, путь к звёздам.

            - И всё же, как же вам удалось организовать столь высокий уровень жизни для всех? То есть я хочу сказать, как вам удалось решить проблему социального благоустройства в глобальном масштабе. Ведь если бы стали организовывать по частям, то вы бы надолго погрязли бы в местечковых войнах с разного рода саботажниками, а если бы взялись сразу, единовременно ввести вашу систему то тут же бы столкнулись с нехваткой ресурсов, что привело бы к коллапсу всей системы? – наконец задал вопрос Джон, который с недавнего времени не давал покоя команде «Фобертора».

            Чеди смерила чарующим взглядом всех присутствующих и сказала:

            - Всего этого удалось достигнуть не сразу. Первыми вестниками новой эры было сделано немало ошибок, что приводило и к жертвам, и к контрреволюциям. Но каждое новое поколение революционеров всё лучше учитывало прежние заблуждения, недочёты, ошибки, пока наконец не выработали ту генеральную линию, которая и привела нас к сегодняшнему дню. Не в последнюю очередь, способствовал закреплению нового строя и научно-технический прогресс. Именно благодаря развитию компьютерной техники, удалось создать единую централизованную жизнеспособную систему. Совершив Революцию и осуществив обобществление средств, ранее сосредоточенных в руках «пауков», перед новой властью встал выбор: или создать островки благоденствия и затем их расширить на все остальные области, или же не затрагивая имеющегося уклада, параллельно вводить новые системы обеспечения населения всем необходимым.

            - Простите, а что вы имели ввиду под «островками благоденствия» - нетерпеливо спросил Джеймс.

            - В рамках данной концепции, планировалось организовать в нескольких крупных населённых пунктах перенасыщенность продуктами потребления и установив относительно свободный доступ к ним. Я сказала, относительно свободный, потому что было бы неразумно допустить саму возможность скупки всего одним человеком, всё было просчитано с рациональным избытком. То есть на каждого выделялось, скажем до пяти диванов, шкафов, до десяти кресел и до двадцати стульев. Одному человеку в повседневности столько не нужно. Единственным дополнительным условием было то, что жители временно не могли покидать свои города – пока и в остальных населённых местах планеты не будет создана та же система. Расчёт был на то, что поначалу все бросятся приобретать вещи в большом количестве, предпримут попытку сбыть лишнее, но поскольку у всех окружающих имеются точно такие же возможности, то смысл в личной торговле отпадёт. Таким образом удалось бы уничтожить те самые торгашеские взаимоотношения, лишив их основы. Наша цивилизация пошла по второму пути, но есть во Вселенной миры, которые выбрали первый. В обоих случаях всё обусловливается рациональной организацией подхода.

            - Продолжайте, пожалуйста, мы хотим знать, как вы подошли к сегодняшнему уровню. – вставил Джон.

            - Поначалу были созданы автоматизированные заводы по производству всего необходимого для развития науки, тяжёлой и лёгкой промышленности, а также оборонного комплекса – последнее было важно на первых порах, пока Революция не охватила ещё всей планеты. Была почти заново создана система образования, построенная по принципу максимальной связи между теоретическими и практическими знаниями. Все научные дисциплины базируются на единых логических формах и законах, что облегчает их усвоение. Но тут я немного забежала вперёд, ибо это уже было следующим шагом. Вначале, же, требовалось повышать качество жизни людей. Для этого, продукция заводов стала поступать в специализированные универсальные магазины, у которых были установлены специальные идентификационные автоматы, у которых, каждый гражданин страны, по специальной электронной карточке мог заказать всё что ему было нужно из расчёта имеющихся на его счету средств и расчётного максимума на каждого человека. Сегодня, это всё выглядит уже устаревшим, ввиду развития средств коммуникаций, но начиналось всё именно так. Как я уже сказала, был установлен расчётный максимум потребления, который повышался вместе с ростом производительных мощностей. С стороны наших предшественников была проделана огромная работа в русле просвещения всего населения. Людям доходчиво объясняли, как работает вся система, пока принцип: «ты работаешь на благо общества, а оно работает на тебя», не был усвоен каждым.

            - То есть, по началу в день на человека было положено, скажем, 2 стакана молока в максимуме, затем стало 3, потом 4 и так далее? – Я правильно понял? – спросил Тревис.

            - Не столь упрощённо, но в целом верно. Обеспечив людям равный доступ к продуктам потребления, все прежние формы хозяйствования довольно быстро, по историческим меркам, то есть по сути за два поколения людей, отмерли, уступив место единственной форме, которая в усовершенствованном виде существует и сейчас.

            - И всё прошло без сучка и задоринки? – поинтересовался Джеймс

            - Трудности, конечно, были. Одним из основных факторов, который нужно было преодолеть, это всё ещё сохранявшаяся консервативность мышления. Не обошлось без эксцессов психологического характера, особенно при ликвидации деревни как агропромышленного объекта. Само понятие «сельское хозяйство» превратилось в архаизм и исчезло из обихода ввиду введения новых промышленных агрегатов по производству пищевой продукции, монополия на которую ранее сохранялась за агрокомплексами.

            - Вы хотите сказать, что всё что вы теперь едите не натуральное? – спросил Энтони.

            - Вас это зря смущает. На первых порах, автоматы лишь сильно ускоряли рост соматических клеток животных и клеток плодов растений, что сразу позволило сократить необходимое количество домашнего скота до минимума, а с открытием технологии синтеза пищевых белков и внедрения её в промышленных масштабах, мы полностью отказались от животноводства. Ведь вся пища, которую вы у нас употребляли носит синтетический характер. Разве вы недовольны её вкусом, калорийностью или ассортиментом?

            - Нет, что вы. – ответил бывший священник и все остальные: «Нет, нет», делая отрицательные жесты руками.

            Экскурсия по музею подошла к концу и настало время прощаться. Каждый из них, прощаясь с прекрасной инопланетянкой, будто оставлял с ней частицу себя. Чеди помахала рукой им вслед совсем по-земному и они дружно помахали ей в ответ. «Я тебя никогда не забуду», хотел крикнуть ей Джон, но взглянув на своих товарищей, едва справившись с подкатившим к горлу комком от нахлынувших чувств, громко прокричал:

            - Мы никогда не забудем вас, Чеди!

            Весь путь во время перелёта на Цикорг они молчали, погружённые в свои мысли. Можно было с уверенностью сказать, что все они кружились вокруг хранительницы музея. Наконец Уильям первым нарушил молчание:

            - Какая же она умная, красивая…

            - Да, тут с тобой трудно не согласиться, но лучше выбрось её из головы. – сказал Джеймс.

            - Почему?

            - Странный вопрос. Ты уже точно определился, ты рядом с ней всё ещё австралопитек или уже питекантроп?

            - Все мы рядом с ними питекантропы – с некоторой горечью произнёс Эндрю.

            Ричард достал из внешнего кармашка шоколадку, развернул и только успел откусить кусочек, как Уильям вырвал её у него из рук заявив:

            - А ну отдай, ты уже превысил свой расчётный максимум, приходи в следующем месяце, ещё раз откусишь. – чем разрядил обстановку вызвав улыбки у астронавтов. Затем вернул шоколад Ричарду и сказал:

            - Вот так и живём. Одни купаются в роскоши, другим не хватает на еду.

            - М-да, подходит к концу наше путешествие, - многозначительно произнёс молчаливый Стивен и продолжил, - На нашей планете, кучка жирных котов владеет средствами, которых хватило бы чтобы никто в мире больше не голодал, чтобы создать инфраструктуры, обеспечивающие людей работой и средствами к существованию. Помимо всего прочего, мерзость системы, в которой мы живём на Земле состоит именно в искусственном ограничении доступа к уже имеющимся благам.

            - Эх, не береди душу, Стивен, - сказал Тревис, - И без того тошно. Скорее бы уже добраться до нашего номера, голова пухнет от пережитого. Всё надо переварить, обдумать.

            - Они могли бы ничего не делать, но все заняты каким-то делом. – сказал Ричард.

            - Они понимают, что без созидательной деятельности, человек деградирует. - ответил Кохен. – Вот что говорил по этому поводу Уильям Шекспир: «Что значит человек, когда предел его мечтаний: еда да сон? - животное и всё».

            - Меня, как биолога, интересует ещё вот какой вопрос: «Почему Снегов допускал нечеловекообразные формы разумной жизни? – как бы обращаясь внутрь себя спросил Джеймс.

            - Кажется я знаю почему. – сказал Джон, - Думаю он хотел этим сказать, что люди, достигнув столь высокого уровня цивилизации должны быть гуманными к любой разумной жизни, к живому вообще, независимо от внешнего вида и условий существования каких-либо, в первую очередь разумных существ.

            - Ты прав. – ответил биолог.

            Вскоре они прибыли в свой номер и как-то раньше обычного разбрелись по своим комнатам, но при этом долго не могли уснуть. Утром, командир сообщил им, что через два дня они улетают, поэтому посоветовал им прогуляться по городу и попрощаться с знакомыми местными, но на третий день, утром всем быть здесь.

            По прошествии двух дней, в назначенный срок все астронавты собрались в главном зале гостиницы, причём Тревис пришёл не один, а с местной девушкой. На вопросительный взгляд командира он ответил, обращаясь сразу ко всем:

            - Как мне не трудно это вам говорить, но я решил остаться здесь. Людия, предложила мне поработать в системе инженерных структур планеты. – при этих словах он кивнул в сторону девушки, представляя её остальным, - Конечно, мне ещё надо будет многому поучиться, но Людия говорит, что у меня есть все задатки для этой работы. К тому же это ужасно интересно. Вы себе представить не можете каких технических высот способен достичь мыслящий разум.

            - И ты не будешь скучать по Земле, по родным? – спросил Джон.

            - На Земле у меня осталась только тётя Дженни и я, конечно, буду её вспоминать. Но я буду больше сожалеть, что её не будет здесь со мной, чем там меня с ней.

            - А что мы скажем, когда нас спросят о тебе?

            - Скажите, что я погиб. Придумайте какой-нибудь несчастный случай. Более того, я готов даже написать завещание по поводу моего гонорара за полёт. Разделите его между собой.

            - Мы тронуты твоей заботой, но ты хорошо подумал? Ведь ты уже, возможно, никогда не сможешь вернуться.

            - Джон, поверь я всё взвесил. Я остаюсь тут.

            - И я тоже. – вдруг сказал Эндрю. – Мне предложили заняться изучением языков и обычаев цивилизаций, с которыми уже познакомились жители Цикорга и Мэлис, помимо нашей. Я просто не могу не использовать такой шанс, в первую очередь для саморазвития.

            Все посмотрели на него.

            - Так! Кто ещё желает остаться? – спросил командир.

            - Спроси лучше кто не желает. – с усмешкой ответил Джеймс и продолжил, - Но мы всё равно должны вернуться, чтобы рассказать людям о том, что у них может быть прекрасное будущее. Не апокалиптическое, как рисуют его большинство Западных фантастов, а именно прекрасное. И наш долг поспособствовать этому. Так сказать, по возможности ускорить процесс.

            - Это правильно. – вмешалась Людия. – Мы не можем вмешиваться в дела вашей цивилизации, за исключением случаев, когда ей может грозить непосредственная гибель. Но, теперь, когда вы знаете, что с того момента, как какие-либо живые существа, на какой-либо планете обретают разум, всё их дальнейшее развитие происходит по сходным этапам, различным в деталях и отдельных событиях, но в рамках единого основополагающего диалектического принципа развития любой разумной цивилизации, вы должны стать провозвестниками новой эпохи. Я оставляю вас, чтобы вы могли принять своё решение. – с этими словами она направилась к выходу. Тревис проводил её до двери и вернулся к остальным.

            - В связи с этим ещё пара вопросов, которые нам нужно будет обсудить. – заговорил Уильям.

            - Какие?

            - Ну во во-первых, что мы расскажем об этом? Вы себе представляете какой будет скандал если мы вот так вот на весь мир заявим, что мы побывали в гостях у Коммунистической цивилизации и что для землян было бы наилучшим вариантом также предпринять шаги в данном направлении развития? Во-вторых, что мы скажем о тех, кто решил тут остаться? – действительно придумаем «несчастный случай», или прямо заявим: «Не захотели покидать рая»?

            - По этому поводу я думаю вот что, - ответил командир, - рассказать всё как есть мы не сможем, иначе нас тут же упрячут в психушку. Я уже представил, как наш госсекретарь заявит на ТВ, что: «Астронавты начитались вредных книжек, а затем были подвергнуты экспериментам со стороны инопланетян, что и сказалось на их психическом здоровье». Нет, ничего подобного широкой общественности мы говорить не будем.

            - Предлагаешь молчать? Кем тогда мы будем перед всем мыслящим человечеством? Хочешь, чтобы мы всю жизнь прожили, будучи свиньями? – вспылил Джеймс.

            - Нет. Предлагаю вот что. Пожалуйста, выслушайте меня внимательно. Мы расскажем, что цивилизация, с которой мы столкнулись, является агрессивной. Они заманили нас к себе, чтобы выяснить насколько мы технически развиты и насколько можем быть для них опасны. Как только мы вылетели из гиперпространственного туннеля, нам сигнализировали и мы пошли на сближение с их крейсером. Они поместили «Фобертор» в ангар крейсера. А нас самих поместили в каюту напоминающую тюремную камеру, где мы пробыли около месяца. За это время над нами ставили всяческие психологические эксперименты. Сами инопланетяне были человекообразными, но при этом напоминали ящериц, рептилоиды на двух ногах и когтистыми руками. Нам с большим трудом удалось организовать рискованный побег. Мы не были уверены на сто процентов в успехе мероприятия, тем не менее пошли на это. При этом погибли два наших товарища.

            - Да, скажем что нас взяли в плен и похитили, подобно тому, как это сделали зловреды, в романе Снегова – с иронией заметил Ричард.

            - Звучит относительно правдоподобно. А для большей убедительности, давайте все напишем завещания, в которых отпишем свои гонорары за полёт в пользу моего прихода. – сказал Кохен.

            - Э, да мистер Кохен решил вспомнить своё ремесло преподобного. Воистину, поп он и в космосе поп. – смеясь сказал Джеймс.

            - Вы зря иронизируете, мистер Грейди. Или вы собираетесь, вернувшись на Землю последовать примеру Цинцината? – в такт ему, тоже с иронией ответил Кохен.

            - Нет, конечно. Я думаю, что мы должны будем что-то организовать, что позволило бы нам, предварительно не раскрывая карт, донести до людей идеи качественного преобразования мира.

            - Одно я знаю точно, что, когда я вернусь, я вряд ли смогу заниматься каким-либо бизнесом. Любой бизнес построен на обмане других, цель любого бизнеса – прибыль, то есть нажива за счёт ближнего. Мошенничество, просто узаконенное мошенничество и ничего больше. – запальчиво произнёс Уильям.

            - Не спеши с выводами, Уильям, возможно, нам всё же придётся какое-то время заниматься этим, или играть роль предпринимателей, если хотите. У меня созрел план по этому поводу. – сказал Джон.

            - Выкладывай! – нетерпеливо выкрикнул Тревис.

            - Получив деньги за полёт, мы можем сложиться и организовать два проекта. Первый – завод по производству электронных гаджетов и программного обеспечения к ним, второй – использовать приход отца Энтони, как своеобразный образовательный центр. Построить школу при приходе и ввести прогрессивную систему образования. Школа будет учить детей, а сэр Энтони – родителей.

            - Уж не предлагаешь ли ты использовать религиозные наклонности как опору, которую можно обратить на пользу делу? То есть, превратить религию из инструмента отупления, в инструмент для разрыва вредных стереотипов? – спросил изумлённый Джеймс.

            - Вот именно!

            - О, боюсь это скользкий путь. То, что вы собираетесь донести людям, может быть ими воспринято действительно как элементы веры.

            - Такая опасность существует, возможно на первых порах, кто-то так это и воспримет, тем не менее со временем они поймут, что это не так, но к тому моменту они уже будут целиком на нашей стороне.

            - Что ж, пишем завещания. Так, вы первые, уважаемые «покойнички». – ухмыляясь сказал Джеймс, обращаясь к Тревису и Эндрю.

            Перед отбытием, к ним пришли Сенг и Цеус. Сенг спросил:

            - Когда ваш корабль пройдёт гипертуннель, мы отключим его, поскольку поддержание его в работе требует энергетических затрат. Но скажите, через какое время нам включить его, чтобы вы смогли передать нам ваше послание?

            Джон подумал примерно с минуту, а затем сказал:

            - Давайте договоримся так, вы каждые два года, по нашему времени, включайте туннель и присылайте маячок для связи. Если мы ничего не ответим, значит мы ещё не готовы.

            - Хорошо. Мы сможем это сделать. Удачи вам!

 

    1. «Wonder Future».

 

            Обратный полёт прошёл без происшествий. Дни полёта к Земле тянулись долго, вид у астронавтов был хмурый. Скоро с Земли стали приходить сообщения, из центра НАСА. Джон вкратце изложил ситуацию и рассказал о «погибших» товарищах. Земля готовилась встречать своих героев. Встреча была пышной, с освещением в СМИ и богослужениями по Тревису и Эндрю. Вездесущие папарацци буквально преследовали астронавтов повсюду.

            Прошло около полугода, прежде чем журналисты и репортёры от них, постепенно, отстали и астронавты получили возможность жить не под камерами объективов. Вот тогда то, они и решили впервые собраться все вместе и в первую очередь разыскать Барнаби. На письма он не отвечал. Поэтому, попытались выяснить, где он живёт, с кем общается и вскоре «вышли» на Зака Финни.

            Зак искренне обрадовался астронавтам и пригласил их к себе, а на встречу с ними, позвал также Марка и Алекса с Мэгги. Они высказали соболезнования по поводу гибели их товарищей и рассказали, что Барнаби умер, не дожив всего несколько дней до их возвращения. Зак показал им фотографию Барнаби, его синюю кепку и книги, оставшиеся от старика.

            Джеймс, оглядев книги, заметил рядом с ними тетрадь, на которой были наклеены три цитаты Маркса. В самом верху, наискосок слева вверх было написано:

            «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Ниже, параллельно располагалась надпись:

            «Традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых».

            И наконец в самом низу:

            «В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть её сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по её каменистым тропам».

            - Иными словами, чтобы изменить мир, мы должны будем, помимо всего прочего, сломать устоявшиеся стереотипы во взглядах, а для этого нам надо учиться. – вслух подытожил он, показывая тетрадь другим.

            - И с чего мы начнём? – спросил Уильям.

            - Вот с этого! – ответил Зак, показывая «Логику».

            - А затем могу настоятельно посоветовать это. – продолжил Марк, указывая на томик Мориса Корнфорта «Диалектический материализм».

            - И конечно сам «Капитал» Маркса. – добавил Алекс.

            - Ну раз на то пошло, то и вот это не помешает! – заявила Мэгги, показав на «Политическую экономию» 1954 года издания.

            - М-да, да у вас тут прямо-таки, марксистский кружок. – с удивлением воскликнул Джон.

            - Да, балуемся маленько. – шутя ответил Зак. – Мне кажется, что покойный Барнаби и вас этим заинтересовал?

            - Да, но в отличие от вас, нам он посылал беллетристику.

            - Знаю, Ефремов и Снегов. Мы тоже их читали и находимся под впечатлением. Жаль, что всё это всего лишь мечты. Мечты о справедливом мире и лучшем будущем. – не без горечи сказал Зак.

            - Мы должны вам кое-что сказать, но вы должны дать слово, что никому об этом не расскажете, во всяком случае пока не наступит для этого момент.

            - Даём слово! – за всех сказал Марк, а остальные утвердительно кивнули в знак согласия.

            - Тревис и Эндрю не погибли.

            - Как? А где же тогда они? Уж не хотите ли вы сказать, что их похитили?

            - Нет. Они сознательно остались там. К сожалению, мы не можем пока заявить на весь мир о том, что мы видели и с чем столкнулись.

            Зак, Марк, Алекс и Мэгги с глубочайшим удивлением вопросительно посмотрели на Джона. Он смерил их взглядом и сказал:

            - Дело в том, что… - он не сразу подобрал слова, - как бы вам это попроще объяснить, - скажем так мы, в некотором роде на самом деле побывали в мире Ефремова-Снегова.

            У всех четверых, при этих словах, буквально отвисла челюсть.

            - Все разумные сообщества во Вселенной развиваются примерно одинаково, то есть проходят одинаковые ступени развития общества и Коммунизм, будущее любой разумной цивилизации, в том числе и нашей.

            - Но каковы предпосылки? – спросил Марк, первым из команды Зака пришедший в себя после услышанного.

            - Производительные силы. Они уже переросли капитализм. Существование СССР было довольно громким звоночком к тому, что мир меняется. К прискорбию, мы слишком мало знаем об этом опыте построения государства нового типа.

            - Наши СМИ только и делали, что сочиняли страшилки про «ужасный коммунистический режим». А вот чем на самом деле был Советский Союз нам понять не позволяли. – вставил Джеймс.

            - И что вы намерены делать? – спросил Зак.

            - Будем изучать опыт построения социализма на Земле, плюс использовать наш собственный опыт общения с более развитой цивилизацией. И на базе этого, попытаемся создать плацдарм для перехода к более справедливому мироустройству. Внесём свой посильный вклад, так сказать. – ответил Джон.

            - Когда думаете начать? – проявил нетерпение Марк.

            - Начинать будем уже сейчас, но нам потребуется год, а то и более, прежде чем мы сможем приступать к каким-либо конкретным действиям в данном направлении.

            - Мы тоже не будем сидеть сложа руки. С подачи Барнаби, у меня уже есть некоторый опыт в изучении истории СССР. – сказал Зак. – Я раздобыл старые книги, журналы и прочую печатную продукцию, издававшуюся в СССР. Правда многие из них очень ветхие. Вот, например, взгляните на этот обрывок журнала, в нём рассказывается о достижениях Советского Союза в области науки, в промышленной и хозяйственной деятельности, в период 30-40-х годов двадцатого столетия. Всё показано также и в цифрах. Я их сверял с другими доступными источниками – особых расхождений не выявил, чего не скажешь о данных за 60-е, 70-е и 80-е годы, там оказалось много откровенных приписок. Вообще, деятельность времён Хрущёва и последующих руководителей СССР следует рассматривать с особой осторожностью ввиду множества ошибок, казусов, а то и откровенного вредительства.

            Кохен попросил журнал, вернее уцелевшую его часть, у Зака. Пробежался глазами по русскому тексту, перевернул страницу и воскрикнул, обращаясь к своим товарищам по экспедиции:

            - Смотрите!

            Все присутствующие захотели взглянуть на то, что им хотел показать Энтони. Перед ними была фотография, на которой была изображена скульптура - мужчина и женщина устремившие взгляд вверх, а также вперёд и вверх вытянувшие свои руки. Мужчина держал в вытянутой руке молот, а женщина серп. Вместе они образовывали серп и молот, главный символ СССР.

            - Эта скульптура называется «Рабочий и колхозница», скульптора Веры Мухиной. – пояснил Зак.

            - Вот это, ещё одно подтверждение, общности идеи будущего у самых разных цивилизаций.

            - О чём вы? – спросил Алекс.

            - Будучи на планете Мэлис, мы посетили их музей истории, в котором мы видели похожую скульптурную композицию. – сказал Джеймс.

            - Там было три скульптурные композиции, - взаимосвязанная серия. Третья скульптура была очень похожа на эту. Только вместо серпа и молота они выпускали ракету, причём их ладони были сложены так, будто они выпускали голубя – дополнил молчаливый Стив.

            - Понятно, но суть не в этом. Главное, это то, что данная скульптура является подтверждением того, что и наша цивилизация уже попыталась встать на путь, по которому развивается посещённая вами цивилизация Цикорга-Мэлис. Пусть и неудачно, со множеством ошибок и перегибов, но направление, найденное когда-то Лениным и воплощённое Сталиным, во многом, оказалось правильным. – сказал Марк.

            - За это надо выпить! – заключил Зак.

                                    *         *         *         *

            С той встречи прошёл год. На дворе был сентябрь. Алекс и Мэгги прогуливались по парку. Около полугода назад они поженились. Мэгги была в положении. Алекс, обняв её за плечи говорил ей:

            - Не так давно, встретил я умную девушку, когда я оступился, она не стала смеяться, а помогла мне подняться, затем верную - много видных парней мимо проходили, а она со мной осталась, потом красивую, ибо смотрел на неё и радовался, что она у меня есть. И всё это ты, моя добрая Мэгги.

            Тут зазвонил мобильник. Алекс достал его и увидел, что звонит Марк.

            - Привет, Алекс. Зак получил письмо от наших друзей. Они приглашают нас к себе. Так что бери Мэгги и будьте завтра с утра на вокзале. Мы едем в Детройт. – без предисловий выпалил Марк.

            - Привет, Марк. Одну минуту.

            Алекс посмотрел на жену и сказал ей:

            - Это Марк, говорит, что наши астронавты зовут нас в гости. Поедем?

            - Конечно. – ответила Мэгги.

            - Хорошо. Мы будем.

            На следующее утро, они отправились на вокзал, где их уже ждали Зак и Марк. Поздоровавшись, все четверо сели в поезд.

            Прибыв в Детройт, друзья отправились по адресу и вскоре оказались перед парком, в глубине которого вырисовывалась церковь «Святой Чеди». У входа в парк справа от ворот был установлен каменный логотип «WF» указывающий, что данное владение принадлежит компании «Wonder Future». Они уже встречали смартфоны и ноутбуки с этим логотипом, но не подозревали, что говорящее название действительно указывало на связь с теми, к кому они приехали. Подойдя ближе к церкви, прежде чем войти внутрь, Зак и компания решили пообщаться с местными жителями. Как раз с соседней улицы, им навстречу вышел мужчина средних лет.

            - Здравствуйте. Вы здесь живёте? – спросил Марк.

            - Да я местный.

            - Вы наверняка знаете отца Энтони?

            - Как не знать. Это очень хороший человек. Благодаря ему, я наконец смог найти работу. Эти ребята из «Wonder Future» просто необыкновенные. Поверьте, до этого я где только не работал, но такого никогда не встречал.

            - А что необычного в этих ребятах? – полюбопытствовал Алекс.

            - Видите ли, у них всё прозрачно. Они каждый месяц собирают всех работников и отчитываются о доходах и расходах компании. Во всех частных организациях, в которых я до этого побывал, доходы руководства не просто скрывались, а были вне обсуждения.

            - Прямо-таки, коллективная «Вера Павловна». - тихо сказала Мэгги, но мужчина её услышал:

            - О, вы тоже читали Чернышевского? Я поражён. Это действительно очень правильное сравнение.

            - А какие ещё книги вы читали? – вмешался Зак.

            - Отец Энтони, а ещё Джеймс и Ричард из компании периодически советуют нам почитать какие-нибудь книги. И я просто сожалею, что не знал об их существовании. Среди них не только западноевропейские и русские авторы, но немало и наших соотечественников, американцев как Джек Лондон, Теодор Драйзер, Джон Стейнбек. Мы, поколение, выросшее с айфоном в руках, но даже не пытавшееся прикоснуться к классической литературе. Оказывается, мир вокруг нас намного шире и многограннее.

            - Скажите, а какое именно произведение, скажем так, на вас сильнее всего повлияло? – спросил Марк.

            - Всё началось с небольшой книжки, которую дал мне отец Энтони. Это была повесть «451° по Фаренгейту» Рэя Брэдбери. Сначала она мне показалась малоинтересной, но по мере прочтения, я стал спрашивать себя: «Неужели в нашей стране когда-то жил человек, который задавался такими вопросами? Почему так страшно общество, которое не читает?». Казалось бы, у нас есть интернет и доступ к мировой литературе, но большинство ею не интересуется. Это так горько осознавать. Техника вокруг нас развивается, а мы морально и интеллектуально деградируем.

            - Но ведь не все. – сказал Марк.

            - Да теперь не все. – с улыбкой произнёс мужчина и продолжил, - У нас тут построили школу и обещали найти учителей. Скорее бы уже, тогда и мой сынишка сможет продолжить учёбу.

            - Что же, спасибо вам, за то, что уделили нам ваше время. Мы пришли навестить отца Энтони.

            - Идите, думаю он будет вам рад. Удачи.

            - И вам. – дружно ответили приехавшие.

            Подходя к зданию церкви, Зак сказал:

            - Кажется я знаю, для чего нас вызвала сюда «Вера Павловна».

            - Учить местных ребятишек. – ответил Марк.

            - Но мы же не учителя. У нас же нет опыта. – возразил Алекс.

            - Брось, Алекс, уж коли я с тобой нянькался, то только потому что был уверен, что с тебя будет толк. – насмешливо сказал Зак.

            - О, кого это ниспослал господь в наши края?! – громко поприветствовал присутствующих внезапно появившийся Кохен.

            - Добрый день, «преподобный» - сказал Марк, протягивая руку. За ним поздоровались и все остальные.

            - Проходите внутрь, как раз позавтракаем и поговорим. – предложил Энтони.

            За завтраком, Кохен, вкратце ввёл их в курс дела:

            - Должен вам сказать, друзья мои, что планы у нас грандиозные. Когда я об этом думаю у меня просто дух захватывает. Мы посоветовались с Джоном, Уильямом и другими, и решили привлечь вас к работе с детьми. Мы построили школу, а вот кто будет учить детей по новой методике, кроме вас пока никого не нашли. Да и оглашать это сейчас было бы преждевременно. А вы как-никак «свои».

            - А что вы подразумеваете под «новой методикой»? – спросил Марк.

            - Привязка всей теоретической базы к практике. Всё чему будут обучаться дети, они должны в той или иной степени видеть и уметь применять в своей повседневной жизни. Оказывается, подобные наработки уже начинали использоваться в СССР при Сталине, но впоследствии, в ходе недальновидных реформ от них мало что осталось. Мы должны учить и воспитывать новых людей уже сейчас, чтобы они были готовы к будущему и знали, как им действовать.

            Приехавшие переглянулись. Первым заговорил Зак:

            - Я согласен. Думаю, что и мою Бетти смогу привлечь.

            - Прекрасно. – радушно произнёс Кохен.

            - Я с вами. – сказал Марк.

            - И мы. – за обоих ответил Алекс.

            - Ну а вы, сэр Энтони, тут в каком качестве? Неужели, всё окормляете свернувших с господнего пути? – с иронией спросил Марк.

            - В некотором роде. – в такт шутливому тону Марка ответил Кохен и продолжил, - Я ведь теперь больше действую как психолог, нежели как священник. Ко мне приходят многие местные, со своими проблемами и я веду с ними разъяснительные беседы, естественно не прямым текстом, а стараюсь давать небольшие подсказки. «Подаю мяч» так сказать, а уж те из них кто не глуп начинают задумываться и вскоре сами приходят ко мне с вопросами. Как вот Мич, парень, которого вы встретили, когда шли сюда. Я даю им книги и информацию к размышлению. По возможности, мягко, стимулирую их тягу к познанию мира. Предвидя следующий вопрос, отвечаю заранее – да, я использую апелляцию к богу, как вспомогательному эпитету, или инструменту.

            - Кстати, а вас не спрашивают, кто эта «святая Чеди» и какова её история? – поинтересовалась Мэгги.

            - Спрашивают, собственно говоря, её история вывешена в прихожей церкви.

            - Да, мы видели, там она даже нарисована. Но ведь это придуманная история. – вставил Алекс.

            - Придуманная, некий светлый идеализированный образ для подражания. – ответил Кохен.

            - Понятно. А когда мы сможем увидеть остальных, в смысле Джона, Джеймса, Ричарда? – спросил Зак.

            - Сегодня, во второй половине дня мы все соберёмся в офисе компании. Там и ознакомитесь со всем более подробно. Кроме работы учителями, вы будете принимать участие в работе организации. Кто знает, быть может именно здесь, в Детройте, откроется новая веха в мировой истории, или по крайней мере, стартовый шаг.

            - Аминь, «святой отец»! – весело произнёс Алекс.

            - Кстати, друзья, Уильям и Ричард ведут блоги. Уильям под ником «Влюблённый в Фай Родис», а Ричард – «Андрей Танев». – сообщил Энтони.

            - Вот даже как. Ну что сказать, молодцы. Ждём не дождёмся, когда их всех наконец увидим. – заключил Марк.

            Придя в офис «Wonder Future» в сопровождении отца Энтони, они были радушно встречены бывшими астронавтами и новыми сотрудниками компании. Пожав руки команде «Фобертора» и познакомившись с остальными, уже в узком кругу, из незнакомых был только Томас Компмор - программист, перешли в специальный зал к обсуждению совместных планов. Главой компании «Wonder Future» был избран Джон, а его помощниками-заместителями Джеймс и Уильям. Ричард возглавил кадровый отдел.

            - Как вы должно быть уже знаете, нам требуются учителя для детей и помощники разделяющие наши взгляды. – начал свою речь Джон, обращаясь новоприбывшим.

            - Да, Энтони сказал нам об этом. И мы согласны. – за всех ответил Зак.

            - Прекрасно. Нами уже начат выпуск новых мобильных телефонов и ноутбуков. Доступность цены и актуальная конфигурация открыла дорогу нашему бренду на мировой рынок. Это позволило увеличить наши активы. Том расскажет вам об этом подробнее.

            Том, немного волнуясь заговорил:

            - На данный момент, наша организация занимается разработкой новейшей операционной системы, которая, согласно нашим задумкам, должна будет заменить «Windows» и «Linux», а также дополнительного программного обеспечения к ней. Она базируется на более сложной системе мультиплицирования, при которой практически исключаются сбои, ввиду мгновенного задействования параллельных файлов системы, что уже делает её более надёжной. Условно мы назвали её также, как и нашу компанию «Wonder Future» или сокращённо «WF». Отличительными особенностями этой системы будет быстрота развёртывания, единые и по возможности, унифицированные программы, уже встроенные в систему по умолчанию. Мы также разработали программу централизованного управления названную «Универсалум». Эта программа способна управлять станками и агрегатами, от сложнейших трёхмерных резчиков, до транспортёров готовой продукции. То есть она может полностью автоматизировать процесс производства. Получив техническое задание, она задействует подключённые к системе производственные цеха и доводит требуемый продукт до готового состояния, вплоть до доставки заказчику. Также подвергнуто сокращению количество программ необходимым как обычным пользователям, так и дизайнерам и инженерам. Например, если в обычной «Windows», пакет офис включает в себя ряд программ, то у нас одна программа включает в себя аналоги Word, Excel, PowerPoint. Также с редакторами двухмерной и трёхмерной графики. В нашей программе исправлены недоработки имевшиеся в CorelDraw. В частности, возможность градиентной трассировки растровых изображений – работающие с этой программой поймут о чём я. В ней же встроены инструменты редактирования в трёхмерном режиме. Можно, например, нарисовать объект как двухмерный и превратить его в одну из граней трёхмерного, буквально, парой кликов мыши. Или же из двухмерного объекта превратить в трёхмерный, собственно, в самом Corel такая функция есть, она называется «вытягивание», но в нашей программе, каждая грань может быть подвергнута полноценному редактированию и повёрнута к пользователю любой гранью, как в программах, специализированных лишь на трёхмерной графике. Одним словом, мы стараемся максимально унифицировать и универсализировать наши программы. Естественно, все эти разработки ведутся в секретном режиме. Это вкратце то, что касается нашей работы в области разработки программ.

            - Теперь поговорим о наших работниках. В первые месяцы, они от нас немало претерпели. – сказав это, Джон подмигнул присутствующим.

            - То есть, «претерпели»? – спросил Марк.

            - Видите ли, это конечно некрасиво, но в первые месяцы работы компании, новых работников подвергали довольно нещадной эксплуатации. Штрафовали за малейшую провинность, грозили увольнением, всячески подталкивая их к сопротивлению. Мы чувствовали, что их ненависть к нам готова выплеснуться через край, мы ждали, когда они предпримут какие-либо организованные действия. И вот в один прекрасный день, некий Джек Сандерленд, приведя с собой толпу работников потребовал от нас улучшения условий труда и отмены большей части штрафов. Мы успокоили их, пообещав всё устроить и несколько дней действительно никого не штрафовали. Затем мы предприняли следующий шаг - подарили Джеку новый айфон, причём сделали это публично, в знак, так сказать, признательности администрации за хорошую работу. Буквально со следующего дня, штрафы и надзор были увеличены. Я же «одержимый лукавым», как сказал бы наш друг Энтони, специально посетил цеха и с дьявольской ухмылкой не преминул спросить Джека: «Эй, Джек, который час на твоём новом айфоне?». О, надо было видеть этот испепеляющий взгляд, каким он меня смерил. Через пару дней, я повторил обход и снова также спросил Джека о времени на его айфоне. И тут он развернулся и запустил в меня этим айфоном. Я едва успел увернуться и на меня двинулся весь цех. Они готовы были меня убить и эта злоба, эта ненависть, спаяла их, ещё несколько месяцев назад незнакомые, либо малознакомые люди, вдруг стали как единый кулак, с общими интересами, готовые на борьбу с эксплуататорами. Должен сказать, что нам стоило больших усилий, успокоить их и объяснить, что они могут чего-либо добиться, только организованной борьбой. Конечно, мы извинились, за то что подвергли их таком жестокому испытанию, но только так их можно было заставить понять, что вместе они сила, а по отдельности – никто перед капиталом.

            - М-да. Жёстко. – сказал Зак.

            Но на этом мы не остановились. Мы не только заставили их почувствовать себя единым целым, но и стали разъяснять, что нельзя ограничиваться одним предприятием, что на тысячах других фирм трудятся люди, ежедневно обогащая социальных паразитов. Мы стали учить их классовой борьбе, а затем совершать обмен работниками с другими предприятиями. Например, как только где-то увольняли рабочих, мы тут же посылали туда свои кадры, а взамен брали уволенных, если, конечно, речь шла не о каких-то алкоголиках и дебоширах. И вскоре они вливались в наш коллектив.

            - Молодцы! Вы просто молодцы! – не смог сдержать своего восхищения Марк.

            - Энтони рассказал, что вы теперь отчитываетесь перед работниками о финансовых потоках компании. Этого работники добились, или так было запланировано с самого начала? – спросил Алекс.

            - Запланировано изначально. – вступил в разговор Уильям. – Но мы хотели, чтобы люди, которые с нами работают, заслужили это. Более того, мы для них устраиваем просветительские мероприятия. Показываем им фильмы, как раз на прошлой неделе мы показали им фильм «Гроздья гнева», даём им время его обдумать, а на следующий день все вместе их обсуждаем и делаем выводы. Показываем стилизованные спектакли, как раз сегодня у вас будет возможность посмотреть. Начало через 2 часа. Так что у вас сразу же будет практическая возможность увидеть куда вы попали.

            - Но только будет одна просьба. – вставил Джон, - никому ничего не подсказывать. Люди должны делать выводы сами.

            - ОК. – снова за всех ответил Зак.

*         *         *          *

            Через два часа, как и было условлено все собрались в специальном зале, служившем кинотеатром и обычным театром, с небольшой сценой. Пришедшие расселись по местам в зале, был дан оповещающий звонок и портьеры раздвинулись. На сцене с микрофоном стоял Ричард, а позади него, полукругом сидели пять человек, четверо мужчин и одна девушка.

            - Итак, - начал Ричард, выполнявший роль ведущего, - сегодня мы поговорим о плюрализме. О том что из себя представляет плюрализм и чему служит. Как вы должно быть знаете, под плюрализмом понимают наличие множества мнений по какому-либо вопросу. Сегодня, с помощью наших экспертов, которые сидят позади меня мы будем выяснять какого цвета бывает молоко.

            В зале пошло перешёптывание и смешки.

            - Вижу, что вам весело. Что же послушаем наших экспертов. Первый из них мистер МакГрегор, специалист по лактобактериям.

            Сидевший слева привстал и кивнув в разные стороны снова сел.

            - Мистер МакГрегор, как вы считаете какого цвета, бывает молоко?

            - Я много лет занимаюсь вопросами, связанными с молоком и имеющимися в нём лактобактериями. Из моей практики я знаю, что молоко бывает ярко зелёного цвета. Связано это с тем, что производящие молоко животные питаются в основном зелёной травой, что и отражается на цвете производимого ими продукта.

            В зале, среди старшего поколения работников и непосредственных выходцев из деревни послышался смех. В то время как молодые горожане внимательно слушали, что им говорили со сцены.

            - Спасибо большое, мистер МакГрегор. А как по вашему мнению, какого цвета бывает молоко? – спросил Ричард у следующего эксперта. - Для начала представьтесь.

            - Джереми Даглас, биолог, специалист по сельскому хозяйству. На мой взгляд, молоко имеет коричневый цвет. Это абсолютно точно и может подтвердить любой, кто связан с сельскохозяйственной наукой.

            В зале ещё громче послышался говор.

            - Спасибо большое, мистер Даглас. А что скажете вы, мистер Бредли? Мистер Бредли, агроном и теоретик животноводства, профессор.

            - Ну что я могу сказать. По моему скромному мнению, которое основывается на многолетнем опыте, я считаю, что цвет молока коров – фиолетовый.

            - А что скажешь ты, очаровашка? – обратился Ричард к девушке.

            - Вот у меня малиновый йогурт и он малинового цвета. Здесь написано, что он сделан из молока, следовательно молоко – малиновое.

            - Безупречная логика! Ты просто умничка! – театрально воскликнул Ричард.

            И тут встал последний, пятый из экспертов, который не представляясь, встал и резко заявил:

            - Да вы что тут, с ума посходили? Молоко белое и только белое.

            - Спасибо, мистер Джонсон. Ваше мнение тоже имеет значение. Садитесь не надо так нервничать. – увещевал Ричард, а затем обратился к залу:

            - Мы должны уважительно относиться к мнениям специалистов, а каждый из вас пусть подумает кто из них прав и проголосует за того эксперта, чьё мнение считает правильным.

            В зале присутствовало, не считая команды Зака, сто двадцать человек. В результате голосования, выяснилось, что двенадцать человек считают, что молоко может быть фиолетовым, восемнадцать что малиновым, трое посчитали что зелёным и двое что коричневым. Практически все, кто не выбрал белый цвет, оказались самыми молодыми из присутствующих, исключение составил лишь один пятидесятилетний мужчина.

            На следующий день, все сторонники цветного молока были приглашены на прогулку на ферму. Экскурсию возглавил Джеймс. Они подошли к дому фермера и попросили хозяина. Фермер, средних лет мужчина поинтересовался что привело их к нему. Джеймс, в свойственной ему ироничной форме, пояснил, что они пришли выяснить, какого цвета бывает молоко?

            Удивлённый таким вопросом фермер, переспросил:

            - Что значит какого цвета бывает молоко? Вы что (он выругался отборным деревенским матом), не знаете какого цвета молоко?

            - Видите ли, вот эти молодые люди считают, что молоко бывает зелёным, вот эти – фиолетовым, вот эти – малиновым, а вон те, что коричневым.

            Фермер, решив, что над ним издеваются, недолго думая, схватил лошадиный кнут и угрожающе надвинулся на пришедших, приговаривая:

            - Я вам сейчас покажу какого цвета бывает молоко! Я вам покажу!

            Джеймс преградил ему дорогу попытавшись остановить его. В этот момент, сзади подбежал сын фермера и окликнул его:

            - Подожди отец. Я кажется понял в чём дело.

            Отстранив отца, парень пригласил пришедших последовать за ним. Фермер зашагал следом. Приведя их в коровник, молодой фермер ловко надоил, примерно, четверть среднего ведра и показал им со словами:

            - Видите, молоко белое. Оно другим не бывает.

            Пришедшие с Джеймсом посмотрели в ведро, затем перевели взгляды на него. В ответ он пообещал им всё объяснить позже.

            - Спасибо большое. Поблагодарил фермеров Джеймс и сделал знак остальным следовать за ним.

            - Городские. Что с них взять. – сказал молодой фермер отцу, когда те уходили.

            Когда они вернулись к остальным в офис компании, слово взял Джеймс и сказал:

            Друзья, к сожалению, многие из вас стали жертвами некачественного образования, что и привело к тому, что часть из вас не знала какого цвета бывает молоко. Честно говоря, когда мы планировали вчерашний спектакль, мы не предполагали таких результатов, что не позволило нам сразу показать его до конца. Тем не менее, поскольку в молочной теме сегодня расставили все точки над «i», то теперь я могу пояснить, что мы хотели вам показать. Дело в том, что плюрализм допустим лишь в случаях, когда по какому-либо вопросу нет единого мнения специалистов ввиду недостаточности данных. Так бывает во время научных дискуссий, когда разные стороны предлагают разные решения возникшей проблемы, но окончательно выяснить чью-то правоту, возможно только непосредственным экспериментом, который даст неоспоримые факты, подтверждающие правоту одной стороны и заблуждение другой, либо других сторон. Но когда дело касается непреложных фактов, никакого плюрализма быть не может. То есть молоко – белое, камень твёрдый, Земля вращается вокруг своей оси и вокруг Солнца, а Солнце вокруг центра Галактики. Всякое тело тяжелее воздуха падает вниз. Два плюс два равно четырём. На примере показанного вам спектакля, вам предлагалось несколько мнений по вопросу о цвете молока. Всем действующим лицам на спектакле естественно хорошо известно, что молоко белое, однако четверо из них говорили глупости, трое из участников представлены как специалисты, как учёные чтобы вызвать больше доверия их словам. Мы организовали этот спектакль, чтобы наглядно показать, как работают пропагандистские шоу на телевидении. Цель их в размывании фактов, в вызове сомнения в вещах, в которые вы до этого, либо воспринимали как факт, либо имели смутные представления. Плюрализм, в таких вопросах, используют для того, чтобы потопить единственную истину в болоте мнений, которые представляют собой чушь, но эта чушь позволяет обмануть не имеющих научного мировоззрения зрителей. Предлагается несколько заведомо ложных вариантов, а когда кто-то, как пятый актёр в нашем спектакле, заявляет, что: «вы с ума сошли, истина то вот где!» - его слова объявляются «всего лишь одним из возможных мнений».

            Аналогичным образом поступают, когда хотят навязать обществу какую-то нужную устроителям идею. Приведу пример, правящие круги решили уменьшить расходы на социальные нужды, в частности на выплату пенсий, уже возраст выхода на пенсию повысили, но доживающих всё равно много и прибегли к такой уловке. Организовывается шоу, на которое приглашается какой-нибудь реальный заинтересованный профессор, или же мнимый, но представленный зрителям как учёный. И вот он начинает говорить о том, что все проблемы в обществе возникают оттого, что оно вовремя не очищается от обузы. Например, пенсионеры, которые уже не могут приносить пользу, однако получают пенсию, то есть живут за счёт работающих налогоплательщиков. Этим он задал нужный устроителям императив. Затем проводят ещё шоу, на которых приглашают различных экспертов, которые начинают говорить о том, что старики, это вообще лишние люди. Потом ещё и ещё шоу на данную тему и приводит это к тому, что не склонные к человечности личности начинают убивать стариков. Казалось бы, никто из проводников идеи люстрации пенсионеров, напрямую, не предлагал никого убивать и по этой причине, формально, их нельзя призвать к ответственности. Каждый из них заявит: «Я просто высказал своё мнение по данной теме, откуда мне было знать, что меня так превратно поймут». Это то, что называется «Окном Овертона», когда нечто, поначалу немыслимое, искусственно превращается в некую норму жизни.  Учитесь логически правильному мышлению, чтобы никаким прохвостам не удавалось вас обмануть. Так что, если кто-то скажет вам что молоко малиновое, два плюс два необязательно равно четырём, а капитализм вечен – вы знаете, что делать.

            - Не сомневайтесь! – выкрикнул из зала один из работников, демонстративно показав кулак. Весь зал одобрительно загудел.

 

    1. И забрезжил рассвет.

 

            Прошло полгода, с тех пор как Зак, Марк, Алекс и Мэгги стали работать в команде с бывшими астронавтами «Фобертора». В семье Гордонов родился малыш, которого назвали Барнаби. Задел, начатый в «Wonder Future» постепенно начал приносить плоды. Продукция компании приобрела известность и стала пользоваться спросом. Одновременно с этим, стал меняться внутренний облик многих крупных американских компаний. Среди работников всё больше стала проявляться сплочённость. Всё больше людей стали приходить за советом к сотрудникам «Wonder Future» и в церковь к Кохену. Помимо школы, было принято решение открыть университет. Надо также отметить, что проводимая практика обмена работниками дала свои результаты. Идейная экспансия изнутри была подкреплена и экспансией извне. «Wonder Future» стала скупать компании, в которых работали её посланцы. Не в силах справиться с восставшим коллективом собственники, уступали свои фирмы по предложенной цене. Всё это усиливало позиции и влияние «Wonder Future» и настал момент, когда пришло время проработать политический план дальнейшего переустройства Соединённых Штатов. Том, Джеймс, Уильям и Марк разработали предполагаемый план развития. Было назначено совещание, на котором собрался весь «костяк» «Wonder Future». В общих чертах, с планом знакомил Джеймс:

            - Итак, как вы понимаете, скоро количество наших сторонников подойдёт к той черте, после которой мы сможем открыто, что называется, выйти на поверхность и захватить власть. Мы смогли организовать довольно умелую агитацию не только среди наёмных работников, но и военных, полицейских и низовых сотрудников прочих силовых структур. Никто не желает быть «Пушечным мясом» в чужой игре. Люди хотят перемен к лучшему, хотят иметь будущее и возможность для самореализации и готовы за нами идти. Не буду сейчас останавливаться на подробностях самого свержения буржуазии и ареста президента и правительства. Всё это мы проговаривали в прошлую нашу встречу. Сейчас я хочу вас познакомить с примерным планом действий уже после того, как вся полнота власти будет сосредоточена в руках тех, кто непосредственно создаёт все блага мира. Мы познакомились с цивилизацией, стоящей на следующей ступени развития, узнали, как они к этому пришли и теперь нам предстоит проделать сходный путь. Но прежде, чем будет осуществлён сам захват власти, предлагаю проработать следующие моменты:

 - Для начала, довершить работу над новой, пока ещё секретной, операционной системой. Мы должны будем все новые и имеющиеся предприятия перевести на эту систему как единственную. Это на определённый период оградит нас от вероятности саботажа, поскольку нашим противникам придётся потратить немало времени, чтобы создать какие-либо совместимые с нашей системой приложения. В тоже время сама система «Wonder Future» практически универсальна и не нуждается стороннем программном обеспечении. Эта система возьмёт на себя функции управления заводами и фабриками. Люди будут лишь следить за слаженностью работы механизмов и отдельных компьютеров и серверов. Осуществление заказов со стороны граждан будет выполняться посредством специальных аппаратов, напоминающих банкоматы – их выпуск также уже осуществляется. Мы разработали достаточно понятный интерфейс. Заказчик просто подходит к автомату, выбирает в меню нужную ему вещь, оплачивает банковской картой и спустя максимально короткий срок получает свой заказ.

            На первое время, будут установлены ограничение на количество потребляемой продукции для каждого индивидуума. По мере роста экономических возможностей, количество продукции будет увеличиваться. Кроме того, пока на эту систему не перейдёт весь мир, нам придётся мирится с присутствием наличности и необходимостью зарубежных контактов с как с непосредственными, так и с потенциальными противниками. Когда же весь мир перейдёт на новую систему мы полностью ликвидируем наличные взаиморасчёты.

            - Не слишком ли круто это будет? – спросил Зак.

            - Нет. Если мы хотим перейти к новой системе на постоянной основе. Почему возникает неравенство в условиях, когда ресурсов хватает на всех, но при этом одни купаются в золоте, другие голодают? – Да потому что большинство населения у нас искусственно ограничено в доступе к благам. Вот мы и уберём это ограничение. Когда у всех будут равные возможности в получении той или иной продукции, при условии отсутствия наличности, произойдёт постепенное относительное выравнивание в доступе к благам. На первых порах некоторые бросятся «хватать» всё что сумеют, но довольно быстро прекратят это делать. Имея возможность взять три шкафа, когда все вокруг тоже имеют такую же возможность, никто не станет уже брать лишнего, поскольку он просто не сможет это никому продать. Именно так мы и изживём торгашескую психологию.

            - Я уже представил скривившиеся рожи, исторгающие: «Вы хотите всех загнать в уравниловку» - вставил Уильям.

            - Если бы бактерии имели мозг, то в их примитивном сознании всё так и представлялось. Мы собираемся строить общество, в котором будут созданы условия для полноценной жизни и развития всех членов общества. Наши оппоненты, это либо поймут и примут, либо уйдут в небытие. Когда мы открыто о себе заявим они окажутся в меньшинстве перед довлеющей материальной силой масс.

            Немало работы нам предстоит и в русле межнациональных отношений. Войти в новый мир могут только новые люди, то есть те, кто преодолеет традиции мёртвых поколений, о которых некогда говорил Маркс. А значит потребуется ещё и изыскать пути к общему языку, который сблизит и породнит людей разных рас и национальностей. То есть нам предстоит, ко всему прочему, убить национализм. И не только его. Огромное число людей пребывает в плену идеалистических взглядов. Их всех придётся учить, просвещать, помогать вливаться в новую жизнь.

            - М-да. Можно сказать, что нам в буквальном смысле придётся сворачивать горы. – многозначительно заметил Кохен.

            - Да, именно так. Но у нас есть теперь есть и Советский опыт, и опыт цивилизации Цикорга-Мэлис. Мы проанализировали ошибки, допущенные в Советском проекте и имеем представления к чему следует стремится. Теперь нам не придётся действовать наобум, путём проб и ошибок. Наоборот, мы будем методично внедрять наши планы в жизнь. – отметил Уильям.

            - И всё же как нам преодолеть религиозные заблуждения и отчуждение людей друг от друга на почве этих заблуждений? – спросил Стив.

            - Это будет сложно, но возможно. Не в один шаг, а поэтапно. – сказал Джеймс.

            - У тебя есть предложения по этому поводу? – спросил Кохен.

            - Да, есть. Ну-ка вспомните, чего больше всего боится невежество?

            - Огласки? – вставил Уильям.

            - Не просто огласки, а сатирической огласки. Кстати, к нам на работу пришла устраиваться девушка в хиджабе. Предлагаю провести небольшой эксперимент. Собственно говоря, у нас с Марком всё для этого готово. Сейчас я приглашу её в комнату визуализации. У вас будет возможность наблюдать за всем, что там будет происходить. Алекс и Мэгги нам в этом помогут. Пойдёмте, я разъясню вам ваши роли.

            Все трое вышли. Через несколько минут, Джеймс сказал, что всё готово. Настенный дисплей замерцал и на нём высветилось изображение упомянутой комнаты визуализации. Марк настроил цветность. В комнате, за которой предполагалось вести наблюдение пол, потолок и стены представляли собой нечто вроде единого жидкокристаллического экрана, что позволяло выводить на него любые изображения. В данный момент на экраны комнаты были выведены обычные стены, окрашенные в бледно-голубой цвет, белый потолок и паркетный пол. При этом сама комната была пустой. Наконец открылась дверь и вошла девушка в хиджабе. Там её встретил Джеймс.

            - Салам алейкум. Вы искали сотрудницу? – спросила девушка.

            - Я? Нет, я здесь по другому вопросу. – прикинулся посторонним Грейди.

            - Не подскажете к кому мне следует обратиться?

            - Не знаю. Можно задать вам один вопрос?

            - Да.

            - Вы знаете кто создал этот мир и людей?

            - Странный вопрос. Конечно знаю. Всевышний Аллах, да святится имя его.

            - Кто вам это сказал? Мир создал Великий Зевс. Именно он демиург Вселенной.

            - Ваши шутки не уместны.

            - Шутки? – без тени улыбки строго спросил Джеймс. В этот момент по потолку поползли густые тёмно-синие тучи и из них сверкнув молниями из глаз появилась косматая голова Зевса. Вокруг него сверкали молнии. Зевс всем своим видом показывал, что он взбешён.

            - Вы меня так разыгрываете, это голограмма, никакого Зевса нет. Есть только один истинный бог и это Аллах.

            Джеймс резко схватил её за руку и оттолкнул в сторону. В тот же момент в место, где она стояла с треском ударила молния, оставив обуглившееся пятно на полу с тлеющими краями.

            - О Великий громовержец, не гневайся на неё. Она стала жертвой обмана. – подобострастно произнёс Джеймс.

            Я творец Вселенной. Я создал всё и вас люди. Я долго путешествовал по разным Галактикам, а теперь вернулся, чтобы вновь взглянуть на эту планету. Вы позабыли меня и стали поклоняться какому-то Аллаху. Нет вам прощения, вероломное племя! – громовым голосом вещал «Зевс».

            - Прости громовержец, но за три тысячи лет твоего отсутствия сменилось очень много поколений людей и всё что люди помнят о тебе, воспринимается ими как некая сказка. – вступил Джеймс.

            - Значит я это сказка? Слышишь, волоокая?

            - А я тебе всегда говорила, - не жди благодарности от столь низких существ. – сказала появившаяся рядом с «Зевсом» «Гера».

            - Значит я сказка, а какой-то там проходимец Аллах не сказка? Кто это вообще такой? – продолжал возмущаться громовержец.

            - Арабский бог, который через своего пророка основал исламскую религию. – пояснил Джеймс.

            - Я кажется знаю кто-то. – сказала Гера.

            - Кто? – спросил олимпиец.

            - Аллах, или Алак – это один из беглых сатиров, бывший в свите Гермеса.

            - Что? Низший божок занял моё место? – при этих словах в комнате загремел гром и вокруг фигур Зевса и Геры засверкали молнии. Казалось, что сейчас комната разлетится взорванная страшным взрывом порождённым гневом великого Зевса. Девушка сидела на полу полуобнявшись в Джеймсом, который «заслонял» её от разгневанного громовержца. Она была страшно напугана. Джеймс снова обратился к Зевсу:

            - О великий громовержец, ты должен вернуть себе свою славу. Явись людям и пусть они узреют тебя и отринут ложных богов. Пусть пелена векового невежества падёт с их умов.

            - Он прав. – сказала «Гера».

            - Да будет так! – произнёс олимпиец страшным громовым голосом.

            Девушка лишилась чувств. Джеймс позвал двух сотрудников и они вместе привели её в чувство. Она огляделась и увидела, что находиться в той же комнате, но ни туч, ни Зевса уже не было. Она уже было подумала, что всё ей привиделось, но тут её взгляд упал на чёрное пятно на полу и она снова чуть было не упала в обморок, но стоявшие рядом парни поддержали. Её пригласили в соседнюю комнату, где сотрудник «Wonder Future», как ни в чём не бывало, вежливо сообщил ей, что её резюме рассмотрели и что завтра она должна подойти в офис компании, вход в который находиться на смежной улице.

            Джеймс поднялся в зал совещаний, откуда остальные наблюдали за происходившим в комнате визуализации. Было видно, что они долго смеялись, поскольку улыбки ещё не успели сойти с их лиц, когда он вошёл. И только придя в себя, Джон наконец сказал:

            - Это конечно было смешно, но всё же жестоко.

            - Да, но самую малость. – парировал Уильям.

            - Думаете она после этого откажется от веры в Аллаха? Она ведь вернулась в ту среду, где эту веру ей привили. – скептически заметил Энтони.

            - Вы правы, «преподобный», однако зерно сомнения, как мне кажется нам удалось посеять, к тому же мы решили взять её на работу, определим её к нашим ребятам, а там и посмотрим. – сказал Джеймс.

            - Если, конечно, она завтра придёт. – вставил Стив.

            - А вот и наши «олимпийцы». Вы прекрасно озвучили своих голографических персонажей. Всё вышло очень убедительно. – сказал Джеймс вошедшим Алексу и Мэгги.

            - Идея оставить визуализированным «обугленное пятно» в полу, была просто гениальной. – ответил Алекс.

            - У меня сейчас созрел просто «дьявольский» план. – сказал Марк.

            - Интересно. Только не говори, что ты и вправду хочешь явить Зевса миру? – лукаво подмигнув сказал Джон.

            - Вроде того. Когда будет свергнуты буржуазные правительства в самых развитых странах, нам придётся подумать о том, как освободить живых от мёртвой хватки отживших традиций в странах с теократическими режимами. И вот я предлагаю, в будущем разыграть при помощи компьютерной графики, голограмм и специальных звуковых эффектов, скажем уничтожение Зевсом Каабы, на глазах у миллионов мусульман.

            - Но Кааба это же… - пытался возразить Уильям.

            - Не перебивай. Дай мне закончить мысль. Так вот сценарий должен быть таким. Появляется гигантский «Зевс» и говорит, что он и есть единственный творец Вселенной и жизни на Земле. Что он не потерпит отныне поклонения ложным богам. При этом он обрушивает молнию на Каабу и разрушает её. Естественно, небо при этом для усиления эффекта будет покрыто чёрными грозовыми тучами, будут сверкать молнии, а внизу будут появляться пылевые облачка от ударов молний в землю, дым и пламя. Громовержец скажет им, что желает видеть людей не молящимися и постящимися, а сидящими за учебниками, грамотными и культурными. Когда Кааба будет разрушена на глазах у всех и «Зевс» завершит свою речь, из толпы должен выйти человек, который обратиться к Зевсу с такими словами: «О великий громовержец, властитель Вселенной. Ты всегда был покровителем наук и искусств, наряду с твоими дочерьми, живущими на Парнасе, ты не должен разрушать Каабу, ведь она не только место поклонения, но и исторический памятник культуры.». «Зевс» должен согласиться и произвести какое-то действие, - скажем топнуть ногой и Кааба вновь должна появиться. А чтобы закрепить эффект, надо чтобы перед исчезновением «Зевса» от него остался материальный подарок, который станет виден после того, как пыль и туман рассеются. Можно, например, оставить стол с научными книгами, произведениями классиков мировой литературы общего направления.

            - Конечно, как один из вариантов пробуждения масс это можно будет использовать, хотя хотелось бы конечно, не прибегать к обману. Будем действовать по обстоятельствам, когда придёт время. – заключил Джон.

            - Кстати, а как у нас строятся отношения с нашими местными левыми? – спросил Ричард.

            - Мы неспроста стали действовать обособлено от наших левых. Раньше времени раскрывать свои планы мы не имеем права. Но те не менее, я наблюдал за ними, выискивая боевых ребят и знаете – их почти нет. Наши леваки настолько погрязли в оппортунизме, что не способны к нестандартным действиям. В то время как наша деятельность, в корне отлична от их. Помните, в романе Снегова «Диктатор», Гамов, применял, по его выражению, «неклассические методы» – вот именно так можно назвать нашу работу. – ответил Джон.

            - А как дела с этим в России? – поинтересовался Стив.

            - В целом аналогично, но есть и хорошие вести. В России окрепли и развиваются марксистские кружки, которые подготовили новые молодые кадры. После уничтожения СССР, наша буржуазия довольно сильно ослабила антикоммунистическую пропаганду, посчитав себя окончательно победившей. Другое дело в России. Там левые живут в условиях всё наступающей реакции. Казалось бы, Ленин и Сталин давно умерли, Советский Союз уничтожен, однако, тамошние господа либералы, дня не могут прожить, если хотя бы раз не проклянут их и не обольют помоями.

            - Мёртвые львы не дают покоя живым ослам. – с ухмылкой сказал Алекс.

            - Вот-вот, в самую точку. Именно так – мёртвые львы не дают покоя ослам.

            - Да, чуть не забыл. В России, появился человек, женщина, а ещё точнее девушка, которую стали называть «Ленин в юбке», хотя наверное более точным было бы «Ленин в джинсах». – вставил Уильям.

            - И ты от нас скрывал? – возмущённо сказал Джон.

            - И не думал, я сам о ней недавно узнал. Её зовут Мная. В сети мне попалась её заметка. Я распечатал её. Вот почитайте. – с этими словами, кибернетик вытащил из кармана сложенный вчетверо лист А4 и протянул его присутствующим.

            Джон взял листок и прочитал название:

            - «Valar dohaeris». Что это?

            - Помнишь был когда-то такой сериал, - «Игра престолов» назывался. Там был такой пароль - «валар моргулис» и ответ - «валар дохаерис», первое словосочетание означает «все люди смертны», второе - «все люди должны служить». – ответил Стивен.

            - Читай целиком. – попросил Энтони. Джон начал читать:

«Valar Dohaeris».

            Мне не однократно приходилось видеть, как стенают «сердобольные» люди, с хорошими лицами и имеющими статус в обществе, по поводу «невинноубиенных» «кровавым» Советским режимом, как вопят они в комментариях – «Не простим слезы ребёнка», под каждым фейковым постом в социальных сетях. Но при этом их совершенно не трогает наличие нищих на улицах. Казалось бы, тут вы чуть ли не плачете, над, в большинстве своём придуманными историями, но при этом абсолютно равнодушны к реальной «слезе ребёнка», которая здесь, возле вас – а при глубоком рассмотрении – и благодаря вам? Парадокс? Нет, просто избирательная чувствительность бездушных снобов. А чтобы в меня не полетели камни и не стали говорить, что я всё выдумываю, мы провели небольшой эксперимент. В группах, посвящённым космосу, где собираются немало граждан либеральных взглядов, запостили две фейковые новости. Одну, с нарочито слезоточивой историей о расстреле Сталиным детей, и следом вторую, в которой больному ребёнку, попавшему в беду, требуется помощь. Вкратце, реакция на первую новость можно выразить словами: «Кровавый Сталин», «Кровавый СССР», «Бедные дети». Реакция на вторую – «Это группа про космос, а не о помощи детям быдла». Вывод из этого следует только один – этим гражданам глубоко наплевать на всех, кроме себя любимых. А происходит это потому, что эти насквозь фальшивые господа либералы, (а по сути, это просто самые отмороженные сторонники капитализма), считают, что жить за счёт других это норма, а те в свою очередь должны на них работать, приносить им прибыль и только. Наёмные рабы не должны иметь ни своего мнения, ни чувства собственного достоинства. С их точки зрения, основная масса населения, это «биомусор», «быдло», которое родилось на свет с одной целью – обслуживать господ предпринимателей и не роптать – валар дохаерис (valar dohaeris) – люди должны служить! – вот их единственный удел и судьба. Что, собственно, они и не особо скрывают, стоит только зайти на их паблики. Вам это ничего не напоминает? Как сказал когда-то один известный блоггер: «Поскреби любого либерала, как откроется фашистское мурло». А люто ненавидят они СССР и его первых руководителей, вовсе не за репрессии, не за фейковых «невинноубиенных» учёных, детей, поэтов и писателей, а потому что, простые люди освободились от паразитов, взяв власть в свои руки и доказали, что экономика страны может развиваться без предпринимателей, без всей этой либеральной паразитической тусовки, которую иначе как накипью и назвать трудно. Плюс ещё и победа СССР во второй Мировой войне была победой быстроразвивающейся социалистической экономики, над передовой экономикой, объединённой под знамёнами Гитлера, капиталистической Европы. Вот чего они простить не могут. Для них ужасна сама мысль, что трудящиеся тоже люди. И если вы, наёмные работники подниметесь на реальную борьбу против капитализма, да-да, именно против самой системы, а не за смену президента и правительства, то будьте уверены, у господ либералов найдутся для вас пулемёты, а если в этой схватке погибнет кто-то из них, то на весь мир раздастся вселенский плач, по вам же, уважаемые товарищи трудящиеся, сии «сердобольные» господа не проронят ни одной слезинки, уж будьте уверены. Они ещё и обвинят вас в том, что вы, поднявшись на борьбу против несправедливости, вынудили их применять крайние меры.

Мная»

            - Мная? Странное имя. – сказал Марк.

            - На самом деле её зовут Светлана Саблина. Я спрашивал её, - почему она называет себя «Мная»? Она сказала, что в детстве она очень любила читать рассказы Алеси Ясногорцевой и что они очень повлияли на её мировоззрение. Мная говорит, что у этой писательницы было много очень добрых рассказов и вот один из них, ей особенно запомнился. Он называется «Аля и Сима зажигают Маяк Надежды», про двух девочек, отправившихся в волшебную страну Колидо, которые зажгли там волшебный маяк, свет которого помог жителям страны победить несправедливость, угнетавшую их. Она говорит, что запомнила этот рассказ на всю жизнь, а когда выросла и сама встала на путь борьбы за лучшее будущее, взяла себе имя – Мная, которое расшифровывается как Маяк Надежды Алеси Ясногорцевой. По её словам, она решила посвятить свою жизнь тому, чтобы зажечь этот маяк для всех жителей планеты. У неё уже немало сторонников.

            - Надо будет ещё пообщаться с ней. Возможно, нам стоит объединить усилия с Российскими товарищами. – сказал Джон.

            - Возьму это на себя. – ответил Ричард.

            Через несколько дней, все снова встретились. Ричард был в очень хорошем настроении и это не осталось не замеченным.

            - О, кажется, общение с Мнаей воодушевило нашего «Андрея». – сказал Джеймс, который никогда не лез за словом в карман.

            - Выкладывай! – шутя скомандовал Джон.

            - Да мы пообщались посредством видеоконференции. Она очень удивилась, что американец знаком с произведениями Снегова. – начал свой рассказ Ричард и сделав небольшую паузу продолжил: - это необыкновенная женщина.

            - Что же в ней такого необыкновенного? – поинтересовался Уильям.

            - В двух слова не расскажешь. У неё много сторонников и их число непрестанно растёт. Она открыто вступает в споры и грамотно отстаивает свою позицию. Эта девушка прекрасно владеет материалистической диалектикой и искусством грамотной полемики. Также мы поговорили с ней на тему предстоящих событий, о будущем и вот что она мне сказала. Мная считает, что после захвата власти, придётся установить довольно жёсткую диктатуру, целью которой будет действенная борьба с криминалом, с саботажниками, с призывающими к войне и убийствам, будь то как религиозные и националистические фанатики, так и журналисты, блоггеры, деятели искусства и науки.

            - Хм. Не дать, не взять – «диктатор Гамов»! - вставил Уильям.

            - Кроме того, она говорит, что в отношении бывших Советских республик должна проводиться особая политическая линия.

            - Почему? – спросил Джон.

            - Она обосновывает это их изменой. Эти республики, слишком запятнали себя национализмом. По их заверениям, Россия всегда угнетала их. Даже образование СССР, они трактуют не иначе как насильственное присоединение обретших независимость гордых народов. Самое парадоксальное, что собственный сепаратизм в отношении России они считают оправданным, объявляя свою мнимую независимость, чуть ли не высшим достижением, при этом, сами, о том чтобы предоставлять независимость проживающим на их территории представителям других национальностей, даже и слышать ничего не хотят. Однако, запущенный маховик дробления, усилиями националистов не может быть остановлен, а только наоборот всё больше ускорен. Абхазия и Осетия тому яркий пример. В таком виде, принять их обратно будет просто невозможно. Сначала надо будет показать им их заблуждения.

            - И каким образом она планирует это делать? – вмешался Стив.

            - Путём вторжения в эфир. Она прямо говорит, что необходимо будет транслировать в телевизионный эфир этих республик научно-просветительские передачи, а также передачи и выступления политического характера, с разъяснением того, чем был Советский Союз, какие ошибки сделали возможным его уничтожение, о том что вообще из себя представляет социализм, не на примитивно-бытовом уровне, а на научном и о подлинной роли националистических лидеров. Более того, она предлагает интерактивные контратаки в прямом эфире. А также борьбу с видеоблогерами и интернет-порталами ведущими антикоммунистическую линию, разоблачая их ложь.

            - Ничего себе. – присвистнув сказал Джон.

            - По её мнению, следует следить за тем, что передают на телеэкраны в бывших Советских республиках и как только, какой-нибудь местный националистический, либо буржуазно-либеральный историк или политолог попробует солгать о Советском Союзе, о лидерах Коммунистического движения,  посмеет возводить клевету на сам Коммунизм, как тут же следует интерактивно вмешиваться и не стесняясь в выражениях, называя всё своими именами, со ссылками на документы, раскрывать не только обман, но и смысл обмана населения со стороны как официальной машины пропаганды, так и неофициальной.

            - Круто. – сказал Зак.

            Да и на мой взгляд, правильно. Мная говорит, что «надо чтобы люди на всей планете поняли одну простую мысль – национализм не есть любовь к своей нации, национализм, это защита интересов национальной буржуазии. Вся суть национализма состоит в простом императиве: «Пусть народ эксплуатируют, если эксплуататоры одной с ним нации». Но простому наёмному работнику на самом деле нет разницы, какой нации паразит, сидящий у него на шее, ему важно чтобы таких паразитов не было от слова совсем, вне зависимости от их национальности». И это тоже правильно. Я решил съездить в Россию и поговорить с ней лично. – при этих словах Ричард будто воссиял.

            - А как она выглядит? – спросил доселе молчавший Кохен.

            - Она очень красива. Умна, начитана. Эрудирована как Ленин, упряма как Сталин, прекрасна как Чеди и ужасна как Снеговский Гамов. – последние слова Ричард произнёс с улыбкой.

            - Ага, так она значит ещё и красавица. То-то, я смотрю ты весь светишься от счастья. – сказал Джеймс.

            - «Андрей» наш, кажется, влюбился, кричали грешники в аду! – Простите, грузчики в порту. – весело пропел Кохен, глядя на раскрасневшегося Ричарда.

            - Браво, «святой отец», я смотрю вы делаете успехи в изучении Советского фольклора. – вставил Уильям.

            - Не только фольклора, но и культуры, эстрады, искусства.

            - Невероятно. Это просто замечательно. – сказал Джон.

            - Кстати, прошло два года после нашего полёта. Сенг обещал восстановить гипертуннель и выслать маячок для приёма связи. – вдруг вспомнил Уильям.

            - Маячок, возможно, они прислали, но разве мы готовы к общению? – Нет, пока ещё не готовы. Подождём истечения следующей пары годков. – задал вопрос Джон и сам же на него ответил.

*         *         *          *

            Тем не менее, деятельность антикапиталистических сил не осталась незамеченной для правящих кругов, хотя для большей части населения пока всё шло своим чередом. Когда же они оценили её масштабы, то пришли в неописуемый ужас. В цитадели буржуазного мирового порядка зародились силы не просто способные его уничтожить, но уже обложившие его со всех сторон. Всё шло к новому, но теперь уже глобальному залпу «Авроры». Финансовые воротилы поняли, что времени и средств предотвратить Революцию не осталось. Было принято решение покинуть планету, в связи с чем, в условиях строжайшей секретности был построен гигантский космический корабль для перелёта на Марс. Сам корабль мог длительное время выполнять функции автономной планетарной станции. Он получил название «Трансцендум» («Transcendum» - лат. «выходящий за пределы, запредельный». На нём толстосумы собирались временно покинуть планету, прихватив свои капиталы, насколько это было возможно. Они были уверены, что им придётся лишь переждать несколько лет. Выстроенные новыми левыми режимы, рухнут один за другим, они спокойно вернуться обратно и снова станут хозяевами планеты. Была подобрана, как им показалось, надёжная команда, которая должна была пилотировать «Трансцендум». Пилотам было разрешено взять с собой своих девушек, иначе они не соглашались на полёт, который мог оказаться в один конец.

            Наконец настал тот самый день, когда были одновременно свергнуты правительства в Москве, Вашингтоне, Париже, Лондоне, Берлине, Риме, Токио, Брюсселе и Оттаве. Наступала Новая Эра в истории человечества. Олигархи поспешили на свой корабль. Однако произошёл курьёзный случай, который расстроил все их планы. Во время последних предполётных испытаний, командир корабля Джереми Старк, сговорившись с командой, дал старт кораблю и «Трансцендум», поднимаясь всё выше, покинул родную планету. Разъярённым олигархам, беглецы оставили записку с вопросом:

            «Неужели вы думали, что сможете сбежать от тех, кого вы грабили на протяжении всей своей жизни?»

            Растерянные бывшие хозяева мира пылали беспомощной злобой. Вскоре за ними пришли их преследователи – тысячи ограбленных ими людей, которые оказались поблизости и узнали об их бегстве. Пауков хотели предать суду, но не успели, поскольку разъярённый народ добрался до них раньше. Они поплатились своими жизнями, заплатив за многие годы грабежа и угнетения миллионов людей.

            На всей планете стали происходить перемены в общественном устройстве. В Европейских и латиноамериканских странах смена власти произошла почти без эксцессов. С Китаем удалось довольно быстро договориться. А вот режимы в мусульманских странах пришлось свергать насильственным путём и временно устанавливать в них особые методы управления, с целью просвещения населения и привыкания его к культуре Нового Человека. Насколько бы не были сильны вера и традиции, достойный труд, человеческое обращение, качественное образование и возможность пользоваться благами цивилизации для всех, а не только для избранных, как было ранее, в конечном итоге сделали своё дело и даже представители самых некогда отсталых племён, благодаря грамотной политике, стали становиться полноценными гражданами Нового Мира. Над всей планетой забрезжил рассвет Новой Эпохи. Так закончилась эра разобщённого мира. Сменялись поколения людей и с каждым новым всё больше исчезали различия. Не стало разделяющих границ, отмирали национальные языки, ставшие ненужными. Так человечество объединялось в единую общность, называемую просто – земляне. И только «Трансцендум» всё удалялся от своей Родины в неведомые просторы космоса.

Филипп Траум

Оценка участников конкурса и жюри: 
4
Средняя: 4 (5 оценки)
+1
+3
-1

Комментарии

Аватар пользователя Рол

Однако повесть выдержана почти строго по требованиям правил конкурса.
1. Земляне действительно слетали в будущее, хоть и в 41 световой год на планете другой звезды
2. Показан достаточно подробно путь преобразования и достижения желаемого будущего
3. Даже временные рамки - середина века.
Ну и наконец идеологически все достаточно чисто - именно в тех тонах выкрашен мир, в каких себе представляют коммунисты.
Это может нравится или не нравится, но мы получили почти образец мировоззрения коммуниста сегодняшних дней.

Хотя конечно нужна оговорка, что правила конкурса весьма широки и носят не буквальный, а рекомендательный и даже аллегорический характер.
Поэтому авторы должны чуствовать себя свободными, ориентируясь в основном на взаимную оценку в будущем.

+1
+1
-1
Аватар пользователя Филипп Траум

Спасибо за оценку и понимание.

+1
+1
-1