Сингулярность, трансгумманизм и человечество

Сценарий фантастического фильма

Вероника сидела у фонтана, на самом парапете, в позе Аленушки с картины Васнецова. Только свесив ножку чуть дальше, изредка касаясь большим пальцем теплой воды. Домой не хотелось. Хотелось мороженного.  А уж делать домашку... Бррр... какие вообще домашние задания можно задавать на четвертом курсе, да в самой середине мая месяца?

Человек, выкинутый из системы находит своё отражение

2040 год. Страна победившей цифровизации. Понедельник. Доцент кафедры фундаментальных дисциплин медицинского университета Кирилл Русланович Неучев перед тем, как пойти в учебную комнату, где должен провести зачетное занятие со студентами пятого курса, слегка трясущимися после вчерашней выпивки руками с трудом вскрыл в своем кабинете склянку с белоснежными брикетами таблетированного виски.

  «Границы между жизнью и смертью нечто неопределенное и смутное.
Кто скажет, где кончается одна и начинается другая?»  
Эдгар Аллан По.

Силы космоса пересеклись с желаниями людей. - Автор

Глава 1: Начало.

2025 год. 

До утра было далеко, когда прозвучал телефонный звонок.

- Алло! Слушаю! – машинально ответил он. Почувствовал, как рядом, всем телом, вздрогнула жена. Её голос опередил его дальнейшие слова:

- Марк, ты неисправим! Как я понимаю твоего шефа!

I
Лабораторию освещал тусклый свет ламп, висящих на потолке, покрытом слоем густой пыли. Вокруг кружил бледный ночной мотылёк. Маленькая жизнь стремилась к свету, который пленял её одним своим существованием. Какая-то неведомая сила тянула её к нему, словно магнит. Стены, такие же белые, как и потолок, тоже были покрыты пылью.

Темное помещение освещалось единственной лампой накаливания времен главное борца революции. Тусклый электрический свет озарял бледное лицо парня лет этак двадцати пяти. Взлохмаченные каштановые волосы попеременно прядями лезли в глаза сидящего, заставляя сдувать их резким выдохом воздуха.

05:59

Андрей Копылов

Астероид номер 407243

Дмитрий Тедеев

Отрывок из романа "Испанская сталь"

"Шаг. Ещё шаг. Ещё. Непонятно, почему всё ещё держусь на ногах. И зачем. Как было бы здорово просто лечь, свалиться мешком и закрыть глаза. Я уже умирал, знаю, как это. Это на самом деле не страшно, не очень страшно. Жизнь бывает куда страшнее и противнее. Маму вот только жалко…

Мысли о маме заставляют меня идти дальше..."